www.zovnet.ru
... ... ... ... ...
Портал
Культура
"Искание новых путей - самый необходимый вопрос. При необычности условий будущего невозможно будет пройти старыми путями..."     Учение Живой Этики
На главную Держава Рерихов Андрей Пузиков - Персональные страницы Форумы Архив портала
 
П Е Р С О Н А Л Ь Н Ы Е    С Т Р А Н И Ц Ы     П У З И К О В А    А Н Д Р Е Я    П А В Л О В И Ч А
 
Художник Пузиков Андрей Павлович

Я следствие причин,
            причина следствий,
Я постоянство
           в смене бесконечной,
И вечно новое
          в бескрайнем бытии…
 

А. Пузиков    



 
 

 
П Р О З А

        Роман         Рассказы  
        Автобиографический
        цикл:
        Притчи

Помочь издать книгу:
На издательство книги На издательство книги
© Любая перепечатка или тиражирование только с согласия автора. Разрешается изготовление копий  для личного пользования.

Андрей ПУЗИКОВ

Калининград, 2008-2010 гг.

За гранью

роман


 
 
 

ГЛАВА 22

 
           Тоненькая тропинка продиралась сквозь плотные заросли карликовой березы. Брюки насквозь промокли от холодной росы, но не это привлекало внимание Алексея. За три года жизни в горах, он привык к суровому климату и своей работе, и прилипающая к ногам мокрая ткань доставляла скорее удовольствие, чем неудобство. Но к чему, казалось, невозможно было привыкнуть, так к этому великолепию красоты окружающих гор. Покрытый разноцветными цветами склон исчезал впереди в белом, как молоко облаке, а где-то высоко, из этой молочной белизны проступала контурами вершина горы, со слегка розовеющими острыми гранями под лучами восходящего солнца, и сползающими ледниками. Справа, из низины поднималось еще одно белое облако, с огромной скоростью поглощающее все на своем пути и заполняющее пространство своей холодной сырой белизной. Через мгновение все вокруг исчезло в этой молочной сырости, и Алексей, резко поднимаясь в гору, едва различал только верхушки кустов по краям тропинки. Через десять минут голова Алексея вынырнула из плотного тумана, словно из озера. Его взору предстали снежные вершины, сверкающие в лучах утреннего солнца. Туман оставался внизу, а Алексей поднимался все выше и выше, осторожно ступая по скользким от сырости камням. Сюда уже не забиралась и карликовая растительность, и только цветущие травы густо покрывали каменистый склон с тихо журчащим ручейком талой воды со снежника, скрытого от солнца в нише под скалами.
           Солнце разогнало остатки тумана, высушило камни и одежду Алексея. Он шел по каменистой осыпи вдоль склона скалы. Тропинка здесь не различалась, но Алексей привычно выбирал наилучший путь среди осыпающихся камнями склонов, чтобы как можно меньше делать ненужных подъемов и спусков и экономить силы. Край ледника был сильно подмыт мощным несущимся вниз потоком, нависая над ним острием карниза. Алексей выбрал место, где этот ледяной карниз смыкался с огромными валунами склона, а поток уходил под него словно в тоннель. Это давало возможность перебраться на шершавый лед ледника. Путь по леднику намного легче, чем по камням, к тому же в этом месте трещин в леднике не было, и он ровным гладким, слегка закругленным полем поднимался вверх несколько километров. Поверхность ледника была усеяна маленькими камушками, которые, нагреваясь на солнце, вытапливали под собой лунки и опускались в них. Более большие плоские камни, наоборот создавали тень и предохраняли лед от таяния, в результате чего были похожи на огромные грибы с каменной шляпкой и ледяной ножкой.
           Другим краем ледник обнимал небольшую скалу, на которой находилось метеорологическое оборудование. По центру ледника, преграждая путь, текла настоящая река кристально прозрачной талой воды. Несущийся с огромной скоростью ледяной поток промыл во льду русло глубиной до двух метров, и представлял собой довольно серьезное препятствие. Алексею пришлось довольно долго идти вверх по его течению, пересекая большие и маленькие ручейки, прежде чем найти узкое место, позволяющее перепрыгнуть на другую сторону. Это было возможно благодаря огромному куску скалы, расположенному на пути потока. Вода была не в силах вымыть из объятий льда такой большой камень и промыла себе путь под ним.
           Сняв показания приборов, Алексей направился в обратный путь. Солнце было уже высоко и становилось жарко. По мере удаления от холодного дыхания ледника жара усиливалась. Алексей снял куртку, затем рубашку, подставив солнцу загорелую спину. Впереди открылся великолепный вид на уходящее вниз широкое ущелье, сбегающий вниз ледник, и разбегающуюся тонкими нитями множества потоков реку. Алексей присел на теплый, нагретый солнцем камень и погрузился в раздумья, созерцая это великолепие. В такие минуты жизнь людей на равнине казалась ему чем-то мелким, суетливым и не стоящим предназначения человека. В городской толпе человек – крошечная малозначительная песчинка, его внутренний мир зажат и задавлен массами таких же, как он, спрессованных городом людей. И только здесь, в горах, с их огромными размерами и масштабами можно осознать безграничность собственной души, ее единство с окружающей реальностью. Сознание Алексея сливалось с горами в одно целое, ощущая себя некоей глобальной причиной и сущностью этого сурового и прекрасного в своей первозданной чистоте мира. Душа Алексея парила над ущельем, как вдруг, неожиданно, ветер донес человеческие голоса.
           - Туристы, - подумал Алексей, - к перевалу идут.
           Тропа шла ниже по склону, и Алексей совсем не ожидал, когда слева из-за камней показались верхушки рюкзаков.
           Десяток фигур выползали одна за другой и, увидев Алексея, направились к нему.
           - Здравствуйте! – громко здоровались туристы, подходя к Алексею, сбрасывая рюкзаки и устало садясь на камни.
           - Здравствуйте! – вынужден был отвечать Алексей несколько раз подряд.
           В горах принято здороваться всегда, когда встречаются люди, независимо знакомы они или нет.
           - Не подскажете, мы к перевалу правильно идем? – задал вопрос мужчина постарше, видимо руководитель группы.
           - Тропа ниже, метров на сто, вы сюда зря забрались, - ответил Алексей. - Но спускаться не обязательно, вот так, вдоль склона, можете без потери высоты на тропу выйти.
           - Только аккуратно, здесь довольно крутая осыпь, - добавил он.
           - А у вас где-то здесь стоянка? – спросила подошедшая девушка, глядя на отсутствие рюкзака у Алексея.
           - Стоянка, - улыбнулся Алексей. - Многолетняя.
           - А-а, вы здесь каждый год ходите, - по-своему поняла его ответ девушка.
           Голос девушки Алексею показался знакомым, и он внимательно посмотрел ей в лицо. Девушка перехватила его взгляд и вдруг воскликнула:
           - Алексей! Это вы?!
           - Саша?! – Алексей, наконец, узнал девушку.
           - Ой, столько лет! – лицо Саши сияло искренней радостью, - Как у вас дела?
           - Вот работаю, - ответил Алексей, чувствуя, как радость Саши передается ему.
           - Как работаете? – не поняла Саша.
           - Вот так, на метеостанции.
           - Подождите, ведь вы же… Ваши исследования…, - отрывисто произнесла Саша, сбитая с толку.
           - Нет никаких исследований, - спокойно ответил Алексей.
           - Но вас же в Москву пригласили на работу.
           - Закрыли лабораторию три года назад, и свернули все исследования.
           - Почему?
           - Начальство сменилось, финансирование прекратили. И вообще назвали мою теорию ложной. Вот теперь здесь живу и совсем не жалею.
           - Как здесь, прямо в горах?!
           - Да, прямо здесь. Избушка у меня тут недалеко.
           Остальные туристы с любопытством наблюдали за происходящим.
           - А на экскурсию не пригласите? – вмешалась в разговор девушка с общительными черными глазами.
           - Нет, на экскурсию не приглашу, - ответил Алексей. - Не люблю суеты.
           - А вы, видать, отшельник? – не унималась черноглазая.
           - В некотором роде, - ответил Алексей более резко и добавил:
           - И не люблю туристов.
           - Какая бука! – наиграно обижено произнесла черноглазая. - Не буду вам мешать.
           Пока группа отдыхала, Алексей успел узнать, что Саша недавно защитила кандидатскую, преподает в институте и не замужем. Руководитель группы дал команду собираться, и все уже надели рюкзаки, а Саша все никак не хотела оставлять Алексея. Она словно хотела что-то спросить, и никак не решалась.
           - А как…, - Саша, наконец, решилась задать свой вопрос, и запнулась в нерешительности.
           - Ты про Лену хочешь спросить? – догадался Алексей.
           Саша молча кивнула, вопросительно глядя ему в глаза.
           - В Москве она осталась. Разошлись мы. Хотя мы и не расписывались. Где и чем занимается, теперь не знаю.
           - Догоняй! – Крикнул Саше руководитель группы, и туристы один за другим стали скрываться в прогалине за каменной мореной.
           - А тебе как-то можно сюда написать? – Саша впервые назвала Алексея на ты.
           - Запиши электронную почту, Интернета здесь, конечно, нет, но мне по нашей связи перешлют, если надо.
           Алексей продиктовал адрес, и Саша записала его в блокнот. Он помог ей надеть рюкзак.
           - До свидания, - сказала Саша, с какой-то грустью глядя в глаза Алексея, и сжав своими руками его ладонь, но тут же повернувшись, не оборачиваясь, пошла вслед за группой, которая была видна уже на другой стороне прогалины.
 

ГЛАВА 23

 
           Солнце давно спряталось за горами, но еще ярко горели в его лучах снежные вершины хребта. Золотистые отблески постепенно сокращались, пока не погас последний яркий краешек одной из вершин, но они продолжали светиться мягким голубоватым светом. Вдруг голубые снега снова вспыхнули ярко-оранжевым. Это вышедшие из-за хребта низкие облака отразили солнечный свет, и он снова залил снежный хребет до самого его основания. Необычная картина заката наполнила Алексея какой-то торжественной радостью и восхищением. Краски уже потухли, а Алексей сидел, не шевелясь, на большом отполированном миллионами лет круглом выступе скалы, не отрывая взгляда от вершин, продолжающих светиться нежным голубым сиянием даже ночью. Здесь, в горах, он особо остро ощущал себя частью этого огромного космоса. Уходить не хотелось, но становилось все холоднее и холоднее, и Алексей вынужден был встать и идти в дом.
 

 
           Сон не приходил, и Алексей, лежа на кровати, представлял себя раскачивающимся взад и вперед, словно на огромном маятнике. Он так делал в детстве. Тогда, маленьким, он фантазировал, вплоть до реальных ощущений, как вместе с кроватью летает от одной стены комнаты к другой, а потом, увеличивая амплитуду, уже вылетает за окно на улицу. Алексей закрыл глаза и стал мысленно вращаться то в одну, то в другую сторону. Затем усилием воли заставил себя почувствовать, словно он проваливается куда-то вниз, как в невесомости. Материальная реальность сопротивлялась этому, пытаясь вернуть ощущения тела в его физическое положение на кровати. Но Алексей внутренним усилием ускорил это возвращающее движение и резко подался вверх. По позвоночнику потекла волна энергии, и Алексей вдруг ощутил, что нижняя половина его тела поднялась над кроватью и висит в воздухе, слегка раскачиваясь. Но вот и верхняя половина тела стала отрываться от кровати, в уши ворвался какой-то громкий шум. Алексей резко открыл глаза, и в этот момент почувствовал, как падает с небольшой высоты обратно в свое лежащее на кровати тело. Алексей попытался повторить раскачивания, но не заметил, как уснул.

           Алексей стоит на вершине горы. Под ним внизу на равнине между зеленых холмов виднеется поселок. Он не может вспомнить, что было перед этим, и как он здесь оказался, но совершенно ясно понимает, что находится в каком-то отдаленном будущем. Все его существо наполняется радостью и светом. Он понимает, что там, внизу, в поселке, живут такие же радостные люди, живут полноценной творческой жизнью в гармонии с окружающей природой и Космосом. Необходимость выживать, давящее уныние и несправедливость и все порожденное этим, все преступления, лицемерие, насилие самоутверждения и жестокость отношений, все осталось где-то далеко в прошлом. Приятное чувство усталости от прожитого дня и радость ожидания нового дня наполняет его ровной непоколебимой силой. Он ощущает себя неотъемлемой частью глобального процесса жизни и эволюции космоса, с которым он связан глубоким чувством ответственности, за все, что происходит на всех его беспредельных просторах. Алексей понимает, что там, внизу, его близкие, друзья и коллеги и чувство любви заполняет его без остатка. Он легко отрывается ногами от земли и плавно летит над поселком, словно страж, предохраняющий весь этот мир от опасностей. Возникает легкое ощущение тревожности. Алексей силится вникнуть в его причину, а оно увеличивается все больше и больше. Какая-то неумолимая сила возвращает его из будущего. Поселок исчезает, и Алексей стоит возле своей избушки. Неприятное ощущение чего-то темного, где-то там, впереди, среди ущелий нарастает. Ощущение перерастает в гнетущее состояние, и чтобы освободиться от него, Алексей усилием воли взлетает вверх и летит к высокой горной вершине. Он выныривает из гнетущего состояния, словно из мутной воды, и опускается на самый верх. Белый снег окружает его, а там, за ним, во все стороны простираются бескрайние просторы горной страны. Неожиданно острое чувство реальности возвращается Алексею, а вместе с ним и чувство времени. Он вспоминает события дня, и то, как засыпал в своей избушке. Холодный искрящийся под звездами снег окружает его. Он замечает, что стоит босиком на этом снегу, не проваливаясь в него, чувствует его леденящий холод, но вместе с тем, этот холод не создает ему проблем. Алексей оглядывает просторы горного пейзажа. Вон там, на том черном отроге хребта, находится его избушка. Над ним ярко светит большой прямоугольник крупных звезд созвездия Пегаса. Алексей переводит взгляд на ущелье за отрогом хребта со своей избушкой, туда, где в глубине между гор находится озеро, самое посещаемое туристами место. Ощущение тревожности возвращается и быстро начинает нарастать. Алексей устремляется к этому ущелью и опускается на камни одного из отрогов. Он явно чувствует присутствие еще кого-то.
           - Вот и снова встретились! – звучит знакомый голос.
           Алексей оборачивается и видит стоящую рядом фигуру в черном плаще.
 

 
           - А, это снова ты, колдун, - узнает его Алексей. - И что ты здесь делаешь?
           - Веду людей к счастью, а такие, как ты, мне мешают!
           - И чем же я тебе мешаю?
           - Такие как ты будоражат сознание людей, мешают мне превращать их жизнь в сладкий сон иллюзий.
           - Ты считаешь, что счастье для людей в сладком сне?
           - А что еще надо человеку!? – голос колдуна стал нарастать громом. – Люди желают жить в раю, так разве не милость с моей стороны им этот рай предоставить?
           - Вон, посмотри туда, - колдун указывает пальцем на палатку, едва различимую на серых камнях. - Эти люди пришли сюда, чтобы найти Шамбалу, страну великих мудрецов, и не понимают, что не найдут ее, потому, что этим мудрецам они не нужны! А мне нужны. Я могу им помочь! Я помогаю им жить в их иллюзии и верить. И они счастливы!
           - Счастливы в чем? – перебил его Алексей. - Так же счастливы, как Авина, которую ты заточил в темницу?
           - Она сама виновата! Надо идти за мной до конца, и не сомневаться!
           - Ты хочешь сказать, что человек должен упорно верить в то, что клетка, в которую ты его сажаешь, является раем, не замечать забора, за который ты его посадил?
           - А у человека нет выбора! Хваленые боги бросили его, и либо он будет верить мне и жить в иллюзии, не задумываясь, либо его удел – вечные страдания и муки поиска несуществующего смысла своего никчемного бытия!
           - Ты слишком самоуверен, колдун, и не способен понять истинного счастья и радости бытия. Ты оторвал себя от процесса эволюции и обрек на медленное разложение, - при этих словах Алексей почувствовал жалость к этому черному существу.
           - Ты меня жалеешь? Забавно! Много я видал таких, как ты, зацикленных на своем бреде про эволюцию. И где они сейчас? Их тела гниют в земле, а души томятся в той же неволе, чтобы снова родиться рабами этого мира и снова страдать, стараясь выжить. Только я могу их освободить от страданий. Вечное Небытие, Вечный Покой – вот истинный исход любой жизни! Посмотри на этих людей, - колдун снова указал на палатку. - Ты думаешь, для чего они ищут Шамбалу? Для твоего вечного труда?! Глупец, они ищут богов, чтобы те их успокоили, освободили от страданий труда, необходимости содержать свое тело! Они ищут покоя и блаженства, как награды за свои страдания! Неразумные! Они не понимают, что Боги не могут дать им ничего кроме нового страдания, еще более изощренного! Поэтому есть я, тот, кто может дать истинный покой небытия, и боги меня не трогают и боятся!
           - По-моему, глупец это ты! – Алексей улыбается. - Ты думаешь, что Боги не трогают тебя, потому что боятся?!
           - А как же иначе! Я властвую над их детьми, как они называют людей, и они не вмешиваются! Вот этих я привел сюда для того, чтобы дать им покой, и я дам им покой! Они найдут свою Шамбалу и успокоятся! Держу пари, что Боги не вмешаются!
           - Ты хочешь их убить? – догадка обжигает Алексея!
           - Убить?! Как грубо это звучит! Я дам им блаженство покоя! И попробуй мне помешать! – хохочет колдун. - Боги остановят тебя, а не меня!
           Алексей с тревогой смотрит на палатку, он должен что-то сделать, устремиться туда, к этим людям, но чувствует, что неотвратимо возвращается в собственное тело.

           Алексей открыл глаза. В избушке было темно, и только в прямоугольнике небольшого окна виднелись яркие звезды. Тело гудело какой-то мелкой вибрацией. Вибрация постепенно проходила, но в душе оставалась тревога этого ночного видения.
 

ГЛАВА 24

 
           Через день, направляясь по делам привычной горной тропой, Алексей присел отдохнуть на траву у небольшого озерка с прозрачной бирюзового цвета водой. Это была красивейшая долина среди гор с множеством маленьких озер, перетекающих каскадами друг в друга и сверкающих кругом голубыми пятнами среди цветущих трав и скальных выступов, покрытых разноцветным лишайником.
           Откуда-то издалека ветер донес слабый, едва различимый звук человеческих криков. Алексей посмотрел в эту сторону и в нескольких километрах, на снежном склоне дальних скал различил крохотные точки человеческих фигур. Склон в том месте был почти отвесным, и лазить по нему без веревок и спецснаряжения было невозможно.
           - Что они там делают, - подумал Алексей. - И зачем кричат?
           Обычно в этом месте никто не поднимался.
           Идя дальше, Алексей столкнулся на тропе с небольшой группой туристов, шедших к перевалу.
           - Двух женщин с двумя маленькими детьми здесь не видели? – спросили они.
           Расспросив их, он выяснил, что рано утром к спасательной станции спустилась странная женщина. От нее стало известно, что их в составе группы из трех женщин и двух детей, пяти и семи лет, вел в горы их гуру-учитель. Учитель этот был ведом неким слышимым им голосом. Они забрались на какое-то плато, промахнувшись мимо перевала, и остановились у обрыва. Три дня они там жили в палатках и молились. На четвертый день их учитель заявил, что нашел вход в Шамбалу, попытался спуститься с обрыва, сорвался и упал вниз. Эта женщина, будучи в трансе, сумела каким-то образом, спуститься к трупу, почти по отвесной стене. Переночевала возле него, и на утро спустилась к спасательной станции, находящейся внизу у озера ниже этого места.
           Туристы ушли дальше, а Алексей стоял на тропе, погруженный в переживание происшедшего. С одной стороны, он переживал за этих людей, и их учителя, а с другой, понимал всю неизбежность подобного сценария развития ситуации.
           - Может, для этих женщин и лучше, - думал он, - что их гуру погиб. Неизвестно в какие дебри психических расстройств он мог бы их еще завести, если бы это водительство продолжалось.
           По большому счету, самого погибшего гуру Алексею жалко не было. Где-то внутри, конечно, шевелилась инстинктивная чисто человеческая жалость, но ее перекрывало холодное понимание закономерного течения вещей.
           Через три дня Алексей, взяв пустой рюкзак, направился вниз, к озеру, на базу за продуктами. Зашел он по пути и к спасателям. Еще не доходя лагеря, он столкнулся с небольшой группой знакомых инструкторов-альпинистов, обслуживающих группы иностранцев. Они возвращались на свою туристическую базу, которая была несколькими десятками километров ниже, у шоссе. Оказалось, что их так же вынужденно привлекли к спасательным работам, так как почти два дня не могли найти тех женщин с детьми. Один из инструкторов, явно разгружая перенапряженную психику, громко рассказывал:
           - Они там молились и ничего не ели, даже детей голодными держали! А я видел: еда у них была и шоколад! Мы как к ним поднялись, так они нас за ангелов-спасителей приняли! – рассказчик пытался сдобрить юмором свой рассерженный тон. - Ребенка я взял, а тетку к подвеске прицепил, и толкнул, говорю, спускайся сама. Представляешь, мы там, на стене, корячились, труп вниз спускали, а та, сожительница его, которая в лагерь пришла, пристала ко мне и требует, чтобы я снова туда полез магнитофонные кассеты с записями речей их мертвого гуру собирать! У него полный рюкзак этих кассет был, и они все по скалам разлетелись. Мне ее саму убить там хотелось!
           Алексей узнал, что всю эту компанию вместе с трупом их гуру еще вчера отправили на вертолете, который привозил продукты и оборудование.
 

ГЛАВА 25

 
           Подъем вверх по горной тропе с полным рюкзаком продуктов был достаточно тяжелым, но Алексей этого не замечал, погрузившись в раздумья о безграничности человеческой глупости и безответственности. Небо постепенно стала затягивать серая мгла. Сверкающие вершины скрылись в серых облаках, словно их и не было. Потянуло холодом, начал накрапывать небольшой дождь. Алексей достал и надел старенькую куртку из плащевки. От дождя она все равно не спасала, но, по крайней мере, защищала от холодного ветра. Сухой лишайник, покрывающий камни быстро размок и превратился в скользкое желе. Хорошо еще, что тропа в этом месте была нахоженная, и лишайника на камнях самой тропы было мало. Впереди тропа уходила в плотное облако, сидящее на перевале и полностью скрывающее его сырой мглой. Алексей вошел в это облако, и видимость сократилась до десяти метров. Нахоженная тропа была хорошо видна, и Алексей поднимался по ней, уже привыкнув к сырости и не замечая насквозь промокшей одежды. На перевале он услышал голоса отдыхающей группы туристов, но разглядел людей в тумане только когда подошел к ним вплотную. Люди прятались от дождя, кто под полиэтиленовым плащом, кто просто под куском полиэтилена. Лишь один человек не прятался от дождя, словно его не замечая, и стоял в промокшей одежде. Алексей узнал в нем руководителя группы, в которой была Саша, и обрадовано стал искать девушку среди едва различимых в тумане, закутанных полиэтиленом фигур.
           - Возвращаетесь? - спросил он.
           - Да, спускаемся вниз, - ответил руководитель. - Еще два дня осталось на обратный путь. Погода неудачная, но мы уже пережидать не можем. Билеты на самолет заказаны.
           - Ничего, спуститесь к кромке леса, это не так долго, там прекрасные стоянки и достаточно дров, - Обнадежил его Алексей, продолжая разыскивать взглядом Сашу.
           - Саша вон там, если вы ее ищите, - показал рукой руководитель в туман, где были едва различимы два силуэта возле большого камня.
           Саша стояла к Алексею спиной, и черноглазая девушка заметила его первой, выглядывая одним черным глазом в щелку полиэтиленовой накидки.
           - Смотри, твой отшельник появился, - толкнула она подругу.
           Саша резко повернулась, плащ соскользнул с ее головы, и ветер ударил мокрой пылью дождя в ее вспыхнувшее радостью лицо. Она молча смотрела на Алексея, улыбаясь. По залитым румянцем щекам текла вода.
           - Здравствуй, - сказал Алексей, и вдруг понял, что не знает что говорить.
           В этот момент ударил сильный порыв ветра с резко усилившимся дождем и сорвал с Саши плащ, который теперь развивался как флаг за ее спиной, держась на завязке вокруг шеи. Черноглазая, взвизгнув, присела, чтобы не упасть, и повернулась спиной к ветру.
           - Промокнешь, - вскрикнул Алексей и бросился ловить развивающийся плащ и закутывать в него девушку.
           Наконец Алексею удалось обернуть Сашу полиэтиленом, а она продолжала молча смотреть на него, не шевелясь и лишь сопротивляясь порывам ветра, чтобы не упасть.
           - А я знала, что снова тебя встречу, - наконец заговорила она.
           - Неужели я еще кому-то нужен в этом мире? – отшутился Алексей, отмечая про себя, как красиво ее мокрое от дождя лицо с глубокими серыми глазами, светящимися какой-то неземной светлой грустью.
           Саша не ответила, повернула голову в сторону, обвела взглядом окружающую сырую мглу, и только затем заговорила.
           - Я знала, потому что так хотела. И я знаю, как делать так, чтобы желания сбывались.
           - Она может, могу подтвердить, - донесся голос черноглазой из-под полиэтилена. - Я ее иногда боюсь! Вот лучше бы сделала так, чтобы этот дождь закончился.
           - Через пять минут устраивает? – В голосе Саши неожиданно зазвучали задорные хитроватые нотки.
           - Устраивает, засекаю время, - пробурчала черноглазая.
           Алексей вдруг заметил, что с момента этой встречи совершенно потерял восприятие окружающего пространства. Это было для него не характерно. За несколько лет жизни в горах он привык чувствовать окружающие стихии и постоянно находится с ними в определенном внутреннем диалоге. Алексей огляделся вокруг, восстанавливая разорванную связь с природой, и понял, что погода действительно меняется. Вокруг уже не было равномерной туманной мглы, и усилившийся ветер гнал туман небольшими облачными образованиями, между белых масс которых проглядывали очертания более удаленных предметов. Это означало перемену погоды. Моросящая сырость исчезла, и ветер выметал последние брызги дождя.
           - Смотрите, - воскликнула Саша, показывая вверх, где между несущимися с огромной скоростью белыми массами тумана вдруг выглянул голубой островок неба.
           - Ведьма! – воскликнула черноглазая шутливым тоном.
           Голубой островок исчез, но уже через минуту, в другой стороне неба открылось большое пространство голубого неба, и в нескольких десятках метров от них, ярко вспыхнули камни под яркими лучами солнца. Островок солнечного света пробежал мимо них и исчез. Вдали стали открываться скалы, и последние куски тумана скользили по ним вверх, присоединяясь к несущимся уже где-то вверху облакам.
           - Это ж как холодно! Не могла ветер потеплей заказать, - пробурчала черноглазая.
           Дождя уже не было, и туристы стали отряхивать свои плащи от воды, но тут же надевали их снова, прячась от леденящего ветра.
           - Тебе не холодно, - спросила Саша Алексея, глядя на его легкую, насквозь промокшую одежду.
           - Через час будет сухой, - ответил Алексей, перехватив ее взгляд. - Я привык.
           - Небольшой перекус, - донеслась команда руководителя, и туристы полезли в рюкзаки, доставая из них сухофрукты, шоколад, сухари и галеты.
           Большой валун был превращен в стол, и молодые люди толпились вокруг него, громко шутя и смеясь. Выглянувшее солнце одарило их порцией тепла, затем второй… и уже минут через десять солнце сияло над ними на почти чистом небе, с которого ветер сдувал последние белые пятнышки облаков. Мокрые камни начали парить под солнечным теплом, высыхая прямо на глазах.
           - Ну, вы чего там стоите, - крикнула черноглазая Саше с Алексеем, - без вас все съедим.
           - Красота какая! – сказала Саша, заворожено смотря на сверкающий под горячими солнечными лучами еще не успевший высохнуть горный пейзаж. - Счастливый ты человек, живешь в таком месте!
           - Ты это серьезно? – слегка удивился Алексей.
           - Как ты думаешь, сегодня мой день или нет? – словно не услышав его вопроса, Саша задала свой.
           - Ты о чем? – не понял ее Алексей.
           - Хотела тебя встретить и встретила, захотела, чтобы дождь закончился, и он закончился, - продолжала Саша, - осталось еще одно важное дело.
           - Какое дело? – Алексей посмотрел на нее с любопытством.
           - Сначала скажи, мой день или нет?
           - Твой, - ответил Алексей, начиная в глубине души догадываться о том, что происходит с Сашей.
           - Я серьезно спрашиваю, - продолжала она.
           Вместо ответа Алексей посмотрел ей в глаза. Саша поймала его взгляд, и, не отпуская, проговорила:
           - Тогда ответь мне, - девушка сделала паузу, словно набираясь смелости, - можно мне здесь с тобой остаться?
           Ее глаза вспыхнули при этих словах какой-то самоотверженной прямотой, и Алексей растерялся, несмотря на то, что был почти готов к такому вопросу. Усилием воли Алексей вернул свою психику в управляемое состояние. Глаза девушки смотрели на него вопросительно, словно ожидая приговора за содеянное преступление. Алексей чувствовал, что какая-то сила неумолимо меняет русло его судьбы, но он еще не был в состоянии понять, как к такому повороту относиться. Привычка владеть ситуацией вернула ему самообладание, и Алексей, взяв в свои руки Сашины ладони с тонкими, холодными как лед пальцами, произнес ровным уверенным тоном:
           - Сегодня, Саша, твой день, но завтра тебе придется хорошо подумать, готова ли ты на такие подвиги, ведь я не собираюсь никуда отсюда уезжать.
           - У меня есть еще целых две недели отпуска, - едва сдерживая свою радость, заговорили Саша, - а там все решится, должно решиться, я знаю.
           - И опять ты все знаешь! – улыбнулся Алексей, чувствуя, как вместе с передающейся ему радостью Саши, вместе с ее доверием на него опускается тяжелый груз ответственности и, ожидающей впереди, еще не прожитой, жизни.
           Через полчаса Алексей с Сашей провожали взглядом уходящую вниз цепочкой группу туристов. Черноглазая постоянно оглядывалась и махала им рукой на прощание.
 

ГЛАВА 26

 
           Саша с любопытством разглядывала бревенчатую избушку, в которой жил Алексей. Она так устала, что сразу опустилась в самодельное деревянное кресло, стоящее посреди комнаты. Алексей пошел за водой к небольшому ручейку, стекающему по скале позади избушки, а когда вернулся, обнаружил, что Саша заснула в кресле, слегка склонив голову в сторону на жесткой деревянной спинке. Алексей принес одеяло и накрыл спящую девушку, а сам сел напротив нее на скамейку у стены. Он смотрел на спящую Сашу и никак не мог свыкнуться и поверить в происходящее. Первый год, поселившись здесь, он представлял в своих мечтах, как заходит в избушку Лена. Часами он смотрел на ее фотографию, вспоминая проведенные вместе годы. Вечерами на него наваливалась тоска, и он не знал, куда от нее деться. В какой-то момент он заметил, что жалеет себя, и понял, что делает что-то не так, что все это неправильно, и надо менять ход вещей. Фотографию Лены он засунул между книг в шкафу и больше не доставал, а по вечерам, когда наваливалась тоска, выходил к звездам и долго смотрел на них, пока покой не возвращался в его душу. Он запретил себе думать о Лене, и постепенно она совсем его отпустила. В какой-то момент он заметил, что что-то постоянно сжимавшее сердце исчезло, сменившись спокойным безразличием. Больше не было необходимости усилием воли отгонять мысли о Лене, они уже не трогали его и, легко скользнув по поверхности сознания, исчезали сами.
           Появление Саши всколыхнуло память, и те давние события, словно старое кино, снова прокрутились перед его сознанием.
           - У нас нет ни одного опытного подтверждения этой теории! - повышенным тоном восклицает Андрей Петрович.
           - Да как мы можем подтвердить то, что проявляет себя только на расстоянии орбиты Луны, как минимум, без соответствующего эксперимента! – отвечает ему Алексей также возбужденно.
           - Ну не планируются в ближайшие годы полеты к Луне, что я могу сделать?
           - Убедить их не закрывать программу, она имеет массу и других полезных аспектов!
           - Это уже от меня не зависит, да и не могу я их убеждать, так как сам не уверен в этой теории, - продолжает Андрей Петрович.
           - Не уверен! Все вы не уверены! – восклицает Алексей, чувствуя, что не в силах пробить эту стену, возникшую вокруг него последнее время.
           - Вот она тоже не уверена! – продолжает он, ткнув пальцем во входящую в этот момент в комнату Лену.
           - Успокойся, Алексей, не можешь же ты бросать вызов всем, - вступает в разговор Лена, - никто уже не воспринимает всерьез твою теорию. Тебе же предлагают заняться более перспективной темой исследований.
           Возмущение сдавливает грудь Алексею, - как она может так легко предавать его в столь важный момент!
           - Я увольняюсь и уезжаю, - выдавливает он из себя.
           - Куда ты уедешь? Не психуй! – безразличный тон Лены разрывает болью все его существо.
           Алексей тогда надеялся, что Лена все-таки поймет его, но чем больше он пытался прояснить отношения, тем отдаленнее становилась от него Лена со своим холодным прагматизмом. Наконец он понял, что Лена уже вычертила все планы своей жизни, и таким, как есть на самом деле, он в них никак не вписывался.
           Воспоминания перенесли Алексея на вокзал.
           Лена молча провожает его по перрону, и только когда поезд останавливается рядом с ними, она берет его за руку и тихо произносит:
           - А может, все-таки останешься?
           - Для чего? Разве я тебе нужен? – спрашивает он.
           - Нужен! Очень нужен!
           - Тебе нужен не я, а тот образ, который ты спланировала для своей жизни, но я в него не вписываюсь! Я не такой! Меня ты не видишь и не желаешь видеть! Найдешь того, кто подойдет лучше для твоих жизненных планов! А нас все равно ничего не связывает, полноценной семьи у нас нет, по твоей милости!
           - Я люблю тебя! – глаза Лены вспыхивают болью и гневом. - Но если ты сейчас уедешь, я вычеркну тебя из своей памяти!
           - Вот и мой вагон, - Алексей наклоняется за чемоданами.
           - Можешь мне не писать! Все равно не отвечу! - с этими словами Лена резко поворачивается и, не оборачиваясь, уходит.
           Все же, несколько месяцев спустя, Алексей пытался ей писать, но ответа не последовало.
           Алексей смотрел на спящую Сашу, и на мгновение ему захотелось, чтобы на месте Саши была Лена, но в этот момент девушка улыбнулась во сне, и эта легкая счастливая улыбка, огнем живого чувства сожгла паутину его воспоминаний.
           Уже погас закат, а Саша продолжала спать в кресле. Алексей долго сидел на своей любимой скале недалеко от избушки, наблюдая звезды, пока не стало совсем холодно. Он вернулся в избушку. Открывая дверь в комнату, ему на мгновенье показалось, что все было лишь сном, и там за дверью как обычно никого нет, и лишь пустое кресло стоит посреди комнаты. Но девушка спала в кресле, и он с трудом свыкался с этой новой реальностью.
           Алексей осторожно развязал шнурки на ботинках Саши, и разул ее. Девушка пошевелилась во сне, но не проснулась. Он аккуратно поднял ее на руки и перенес на кровать. Саша чуть приоткрыла глаза, взяла руку Алексея и, прижав ее к своей щеке, снова уснула со счастливой улыбкой на лице. Алексей присел на край кровати, боясь потревожить девушку, а она спала, не отпуская его руки. Он так и сидел до самого утра, боясь шевельнуться, словно страж у бесценного сокровища, подаренного ему судьбой.
 

ГЛАВА 27

 
           - Если моя жизнь конечна то, что это на фоне вечности? Ноль, ничего, ее просто не существует! Но я же существую! Значит, я не конечен! Все элементарно просто, если вдуматься в суть процесса! – эмоционально и громко говорил молодой студент.
           - Ты еще скажи, что мы много раз живем, - оппонировала ему девушка. - Слышали эти сказки, может, ты нам еще расскажешь, кем в прошлой жизни был?
           - Она хотела сказать не кем, а с кем, - донесся смешок с другой стороны.
           - Главное процесс, а суть сама проявится эдак, месяцев через девять.
           Со всех сторон послышался сдавленный смех.
           - Кончай базар! Кому не интересно, развлекайтесь в других местах! Сюда силком никого не затягивали! – громко и сердито пробасил высокий студент, едва умещавший колени за стандартным столом. - Леха продолжай!
           Алексей наблюдал за студентами, не вмешиваясь. Он и на занятиях давал студентам полную свободу, а здесь, на неформальном факультативе тем более не мешал процессу самовыражения молодежи. Он только небольшими касаниями поощрял и направлял самые парадоксальные мысли и споры вокруг них, лишь стараясь незаметно направлять беседу в конструктивное русло. Студенты с охотой посещали его занятия, и даже во время добровольных факультативов аудитория не пустовала.
           Сегодня ему пришлось из-за какой-то там профилактики раньше забрать из садика четырехлетнего сына, Никиту, Нику, как они его звали, и взять его с собой в институт. У Саши в это время была важная лекция, а, здесь, на факультативе Ника никому не мешал. Он мог свободно ходить между рядами, но сейчас две девушки усадили его между собой и что-то рисовали вместе с ним.
           - Много или одну, наукой не доказано, - продолжал студент, - но, подчеркиваю, не доказано ни того ни другого! Если я существую, значит, вероятность моего существования отлична от нуля, и, естественно, отлична от нуля вероятность повторения бытия моего сознания. Но отличная от нуля вероятность в вечном течении времени превращается в единицу! Значит, я обязательно где-то в беспредельных просторах вечности снова себя найду.
           - А найти себя где-нибудь так, чтобы Машка рядом была, как сейчас, реально?
           Для наглядности студент, произнесший это, положил руку на плечи симпатичной блондинке, сидящей рядом.
           - Ты меня уже здесь достал! – сердито произнесла она, сбрасывая его руку со своих плеч.
           - Тут хотя бы в этой жизни себя найти, - пробурчал толстый студент в очках.
           - Кто себя ищет, а кто любовь, да по пятому кругу уже, - донеслось из-за его спины.
           - Да, найти себя не так просто, ведь необходимо сначала определиться с тем, что ищешь, - вмешался в беседу Алексей. - Что есть наше я, наше сознание? Сначала необходимо ответить на этот вопрос, а уже потом, решать, сколько раз и где оно воплощается.
           В этот момент он заметил, что в аудиторию вошел седой незнакомый мужчина и тихо присел за ближайший стол. Дверь была расположена в задней части аудитории и студенты не обратили внимания на его приход. Беседа непринужденно продолжалась еще полчаса. Прозвучал звонок с пары, но никто не расходился. В аудиторию вошла Саша и присела рядом с девушками, между которыми сидел Ника. Мальчик стал хвастаться маме своими рисунками. Студенты вставали со своих мест, продолжая оживленно беседовать небольшими группками.
           - Алексей Викторович, вы уже освободились? – обратилась Саша к Алексею шутливо-официальным тоном.
           - Освободился, Александра Васильевна, можно теперь и домой, - ответил ей Алексей.
           Они уже собирались выйти из аудитории, взяв за руки сына, как к ним подошел седой мужчина, присутствовавший на занятии.
           - Алексей Викторович, у меня к вам есть важный разговор, - произнес он слегка знакомым Алексею голосом.
           Голос меньше меняется, чем внешность, и Алексей даже через много лет мог узнать человека по одной фразе, произнесенной где-то рядом. Андрей Петрович, вспыхнуло в сознании. Алексей резко повернулся к мужчине и действительно узнал изменившегося и слегка постаревшего своего бывшего руководителя лаборатории. Несмотря на неприятные события в прошлом, связанные с этим человеком, он искренне обрадовался старому знакомому и горячо пожал протянутую руку.
           - Это Ваша жена, как я понимаю, и сын?
           - Саша, а это Ника, Никита, - представил свою семью Алексей. - А это Андрей Петрович из Москвы, руководитель лаборатории, в которой я когда-то работал.
           Алексей всегда с гордостью представлял другим свою супругу, ему нравилось, что рядом с ним красивая женщина, на которую все обращают внимание.
           - Так какими судьбами к нам, Андрей Петрович? - продолжал Алексей, чувствуя какую-то интригу в этом появлении. - Лаборатория еще жива?
           - Лаборатория то жива, а вот те наши исследования, которые тогда прикрыли, в общем, жизнь заставила снова к ним обратиться.
           - И кому же понадобилась моя антинаучная лжетеория? Так вроде ее называли тогда? И, насколько я помню, вы с этим были вполне согласны.
           - Не мне вам объяснять, что путь науки не прост. Давайте оставим эмоции прошлого, и не будем утяжелять ими возможности будущего. Может, поговорим в более подходящем месте? Здесь есть поблизости хорошее кафе?
           - Зачем кафе? – вмешалась в разговор Саша. - Поедемте к нам, приготовим ужин, Вы, наверно голодны, в чужом ведь городе. Там и поговорите обо всем.
 

ГЛАВА 28

 
           Алексей смотрел в потолок. Возбуждение этого вечера не давало ему уснуть. На его руке, прильнув к нему и, тихонько сопя в самое ухо, спала Саша. Она всегда быстро засыпала, а он лежал, слушая ее дыхание и ощущая теплоту ее тела. Это наполняло его каким-то глубоким спокойствием и уверенностью в правильности течения бытия.
           В его голове вновь и вновь прокручивались фразы разговора с Андреем Петровичем.
           - Про новую лунную программу слышали?
           - Естественно, из новостей. Строят на Луне лабораторию.
           - И про возникшие проблемы с техникой слышали?
           - Слышал, там какая-то система жизнеобеспечения отказала, чуть не погиб кто-то.
           - Это не система отказала, а нечто другое, не совсем объяснимое происходит. По существу, люди там сходят с ума.
           - Я это предполагал, и ведь мы именно над этим работали!
           - Да, некоторые наши материалы и выводы тех исследований сохранились, но, к сожалению, это не может нам помочь решить возникшую проблему.
           - А куда спешить? Надо остановить посылку людей и начать планомерные последовательные исследования.
           - Людей больше не посылают. Но проблема в том, что там остались люди, и мы не можем их вернуть назад.
           - В новостях этого не говорили.
           - Информация в новостях дозированная, чтобы не тревожить обывателя. Там осталась группа из трех человек. Что там происходит непонятно. Единственное ясно, что они живы, по крайней мере, так показывают приборы, но контакта с ними нет. Поймите, не о техническом контакте идет речь. Их поведение необъяснимо. Мы пытались послать корабль в автоматическом режиме для их возвращения, но корабль вернулся пустым.
           - Так я-то, зачем вам нужен?
           - Понимаете, помните, мы работали над специальными тестами на стабильность психики в условиях смещения реальности? Проводили тестирование кандидатов в космические полеты? Заодно тогда мы и себя протестировали. Помните, ваш тест был одним из лучших.
           - Ну и что?
           - Записи реакций мозга и всех его показателей сохранились. Мы, в связи с некоторыми новыми данными, углубили программу тестирования, вернее обработки его данных с помощью более мощного компьютера. Так вот, изучив запись вашего теста, мы получили удивительный результат. Стабильность вашей психики превосходит всех других тестируемых на два порядка!
           - Это, конечно, приятно слышать, но к чему вы ведете? Или, как я, кажется, догадываюсь, вы хотите отправить меня туда разбираться?
           - Это пока у нас единственный шанс спасти людей. - Только честно, вас интересуют люди, или спасение от краха лунной программы?
           - Не делайте из нас монстров! Ради науки погибло много людей, но какая бы сейчас была жизнь у людей без этой науки? Без этих жертв? Разве вы сами не рисковали уже жизнью ради науки?
           Этой части разговора Саша не слышала, так как в это время занималась пирогом на кухне.
           Раньше, Алексей никогда не отказался бы от такого предложения, свою жизнь он особо не ценил, по крайней мере, ее ценность как раз и определялась уровнем устремления к неизведанному и риском ради этого. Но теперь у него была семья, и он отвечал за нее. Имел ли он право сейчас, еще не поставив на ноги своего сына, идти на такой риск? Мысли крутились по новому и новому кругу. Завтра ему предстояло дать ответ Андрею Петровичу.
           Алексей молча завтракал, не зная, как начать разговор с Сашей. У нее сегодня не было первой пары, а у Алексея вообще весь день был свободным, но надо было вести Ника в садик. Садик был недалеко от дома, и Алексей возвратился быстро. Саша, сидя на диване, просматривала курсовые работы студентов.
           - Мне придется срочно ехать в Москву, - начал разговор Алексей.
           - Надо так надо, - ответила Саша, продолжая заниматься своим делом.
           - Ты не понимаешь, в общем, это не просто научные проблемы, вернее не совсем научные…. Понимаешь, это связано с большим риском.
           - С каким риском, - насторожилась Саша.
           - Я не в праве от тебя скрывать, мне предлагается выполнить одно дело, кроме меня это никто не сделает, но риск очень большой.
           - Объясни, что за дело?
           - Я не имею права никому этого рассказывать, я дал обещание Андрею Петровичу. Это государственная тайна.
           Алексей опустился на пол рядом с сидящей на диване Сашей, обнял за колени и заглянул в ее темно-серые глаза.
           - Мне придется уехать, очень далеко уехать, ты даже представить себе не сможешь, как далеко. Это ненадолго, но, - Алексей замолчал, и после долгой паузы добавил, - могу не вернуться никогда.
           - Ты считаешь это действительно нужным? – голос Саши был спокойным, и лишь слегка изменившийся тембр выдавал ее тревогу.
           - Я должен. Понимаешь, там люди, их надо спасти. Да и об этом я когда-то мечтал, чтобы проверить свою теорию.
           - Проверить свою теорию? – Глаза Саши округлились догадкой. - Ты, что собираешься в Космос?
           - Прости, но я должен.
           Саша молча смотрела ему в глаза, было видно, что у нее внутри идет борьба. Она вдруг встала, освободив ноги из его рук, и подошла к окну. Несколько секунд она смотрела в окно, потом, резко повернувшись к поднявшемуся с пола Алексею, подошла и обняла его.
           - Я боюсь, - сказала она. - Боюсь!
           Руки Саши крепко сжимали Алексея, словно он исчезнет, если она его выпустит, но в следующее мгновение, она разжала объятия и, глядя в глаза Алексею, тихо, с какой то покорностью судьбе произнесла:
           - Делай то, что должен.
           Теперь уже Алексей прижал к груди Сашу.
           - Ты идеальная подруга и жена! Ты не представляешь, как мне повезло в жизни!
           В кармане Алексея зазвонил мобильник.
           - Самолет на Москву в девятнадцать ноль-ноль. В семнадцать я заеду на машине, вы должны быть уже готовы, - из телефона командовал голос Андрея Петровича. – Вещей много не берите, вам предоставят все необходимое.
           - Вы меня даже не спрашиваете, согласен я или нет? – удивился Алексей.
           - Не спрашиваю, потому что знаю, что не откажетесь, привет супруге.
           - Я вам, Алексей, не все карты открыл. Есть еще один важный козырь, если вы о нем узнаете, то уж точно не откажетесь от этого дела, произнес Андрей Петрович, когда они уже ехали в Аэропорт.
           - И что же это за козырь? – поинтересовался Алексей.
           - Руководитель экипажа, того, что остался на Луне, Елена Невская, ах да, вы ее знаете, как Лену Вешину.
           Алексей вздрогнул. Когда-то он старался не вспоминать ту часть своей жизни, потом она стала для него ушедшим в небытие прошлым, которое его уже не держало в своих тисках и почти не волновало. Он мысленно желал счастья Лене, и надеялся, что у нее все сложилось хорошо, так же как и у него. Он понимал, что продолжает любить Лену, но это совсем не мешало ему любить Сашу, к тому же Саша уже стала его неотъемлемой частью, и давно затмила Лену в его чувствах. Но то, что Лена в опасности, сильно взволновало его.
           - Невская, - проговорил Алексей. - Она что, вышла замуж?
           - Была замужем, но муж погиб в авиакатастрофе. У нее осталась четырехлетняя дочь.
           На Алексея нахлынули воспоминания, и он даже не заметил, как они уже опустились в незнакомом ему аэропорту. К самолету сразу подъехала легковая машина, и события стали разворачиваться с такой быстротой, что уже не оставляли места для переживаний прошлого.
 

К следующей главе

 
   

Ф О Р У М
Текущее время: 23 сен 2018, 20:46

Часовой пояс: UTC + 3 часа



<<
<<
ч
и
т
а
й
т
е

н
а

п
о
р
т
а
л
е
<<
<<

Комментарии к произведению:



 [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
 [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron