www.zovnet.ru
... ... ... ... ...
Портал
Культура
"Искание новых путей - самый необходимый вопрос. При необычности условий будущего невозможно будет пройти старыми путями..."     Учение Живой Этики
На главную Держава Рерихов Андрей Пузиков - Персональные страницы Форумы Архив портала
 
Д  Е  Р  Ж  А  В  А       Р  Е  Р  И  Х  О  В

П У Б Л И К А Ц И И
 


Первому заместителю Генерального директора
Музея имени Н.К.Рериха А.В.Стеценко
от члена Союза журналистов России
А.Н.Анненко
15 марта 2009 года

Уважаемый Александр Витальевич,

получил недавно письмо, в котором мне сообщают:

«Из открытого письма следует, что Вы не знаете о болезни ЛВШ. Она сильно разбилась 24 декабря, накануне Нового года. Упала с лестницы прямо в МЦР и сломала ногу в двух местах, повредила руку и голову (сильные гематомы). Было три операции, которые оказались мало эффективными. Вследствие падения осложнилось зрение. И теперь она лежит дома почти недвижимая и незрячая. Даёт указания по телефону. Безраздельным хозяином МЦР стал Стеценко…»

Вы ни словом не обмолвились о таком положении во время наших встреч. Ясно, что Людмила Васильевна не сможет ответить. Ясно, что февральское «Интервью с Л.В.Шапошниковой» сработано в «группе защиты» МЦР. Прошу не беспокоить Людмилу Васильевну, которой желаю скорейшего выздоровления. Прошу Вас ответить по конкретным вопросам, изложенным в «Открытом письме» от 2 марта 2009 года.

 

Всего доброго и светлого!

А.Анненко

г. Абакан.

А.Н.АННЕНКО

2 марта 2009 года

 

ПОЧЕМУ ЖЕ ЗАКРЫТЫ «ДВЕРИ», ЛЮДМИЛА ВАСИЛЬЕВНА?


 

Генеральному директору Музея имени Н. К. Рериха в Москве
Л. В. Шапошниковой
от
члена Союза журналистов России
А. Н. Анненко

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Дорогая Людмила Васильевна,

мои письма к Вам на домашний адрес возвращаются, переданные на факс МЦР и через посредника Вашему секретарю остаются без ответа.

Полное впечатление, что Вы находитесь в жесткой информационной блокаде, Вами манипулируют, как хотят. В Интернете появляются странные «интервью» с Вами (например, в феврале этого года), где делается попытка переложить ответственность с явно «больной головы на здоровую» и возникают вопросы: «Что это за корреспондент, который  навязывает свою точку зрения? Если «серьезные ученые» не знают рериховеда О.И. Ешалову, то почему их называют «серьезными»? Вы ли говорили тот вздор, которым переполнено интервью?».

17-19 февраля 2009 года  я прилетал в Москву в связи с награждением в Совете Федерации победителей Всероссийского конкурса «Семья – душа России», проведенного Советом Федерации совместно с Союзом журналистов России и Российской Академией прессы. Три дня я приходил в Музей, где пытался установить контакт с Вами. Не удалось. Обращаюсь к Вам через Интернет.

Поскольку это «Открытое письмо», то придется кратко пояснить историю наших отношений.

Мы близко познакомились в 1976 году на «Рериховских чтениях» в Новосибирске. Переписывались. Я бывал у Вас. В 1996 году Вы пригласили меня приехать на конференцию в МЦР (1). Предложили работать вместе. Я отказался. Вернувшись, написал письмо, в котором изложил условия возможной работы. Получил телеграмму от Вас: «Жду Вашего приезда. Вы очень нужны. Л.  Шапошникова»(2). В апреле 1997 году  возглавил пресс-службу МЦР. Но оказалось, наши представления о направлениях и характере деятельности пресс-службы, да и в целом МЦР, расходятся. В моем представлении, пресс-служба не должна была служить источником скандальных материалов, МЦР должен стремиться к академическому положению над суетой и спорами, быть открытым учреждением для исследователей. Вы выступали за идеологический и организационный диктат (3). Я вернулся в Абакан. В 1998 году получил от Вас открытку,  в которой Вы умалчиваете  об истинной причине расхождения (4).В ответ я написал письмо на Ваш домашний адрес (5).

Вы обиделись, и при первом же удобном случае, через три года, мелко, если называть вещи своими именами, отомстили, сняв из уже подготовленного сборника памяти П. Ф. Беликова мою опубликованную в «Мире Огненном» статью «Рериховские университеты» Павла Беликова». Поставленную туда редакционным советом. На рукописи которой, кстати, есть Ваш автограф: «Алеша, это хорошо!». Как написала мне Т. О. Книжник: «Л. В. сняла без объяснения причин». В телефонном разговоре Вы сказали: «Ты мне будешь такие письма писать, а я твои статьи печатать!». Вы сами подтвердили то, о чем я написал в письме! Составителю сборника, Вам и нескольким авторитетным людям я написал письмо, где прояснил причину. От составителя получил лицемерный  ответ.

Несмотря на разочарование, когда я убедился, что кругозор Ваш не поднимается выше уровня среднего научного работника, волей судеб оказавшегося у власти, Вам не дано поступать «по-рериховски», в 2005 году я написал статью «ЛЮДМИЛА ШАПОШНИКОВА: «ЧИТАЙТЕ, НАБЛЮДАЙТЕ И ДУМАЙТЕ…» (Газета «Южно-сибирский вестник» (общественно-политическая газета Южной Сибири), № 44 (251), 2-9 ноября 2005 года, г. Абакан. Республика Хакасия. Рубрика «Персона номера»), в которой отдал должное тому Вашему образу, который был у меня в молодые годы.

Но Вы продолжали всё делать, чтобы это разочарование только увеличивалось. 25 декабря 2005 года я написал Вам и нескольким уважаемым рериховцам письмо под грифом «Строго и абсолютно не для печати!», в котором задал несколько вопросов. Вы не ответили. Через некоторое время фрагменты этого письма без моего ведома появились на одном из сайтов. В 2006 году я не мог не выступить (как не смог бы промолчать П.Ф.Беликов) против позорной кампании, развязанной руководством МЦР против присуждения В. А. Росову степени доктора исторических наук. Я выступил не за концепцию В.А.Росова (в отношении которой имею собственное мнение, см.: Алексей Анненко. «ВЕЛИКИЙ ПЛАН», «НОВАЯ СТРАНА» И НАШИ ДНИ (ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ИССЛЕДОВАНИЙ В. А. РОСОВА)»), а против публичной склоки, развязанной Вами, и бумерангом бьющей по Рериховскому движению.

Эти публикации послужили основанием Вашим подчиненным записать меня во «враги». Но я не являюсь ни Вашим, ни МЦР «врагом». Более того, я Вас знаю, люблю и жалею. Рассудку вопреки, как говорится. Есть МЦР исследователей и издателей – Л.В.Шапошникова, С.А.Аникин, Т.О.Книжник, И.В.Орловская, А.Л.Баркова, О.А.Лавренова и другие. И есть МЦР администраторов – Л.В.Шапошникова, А.В.Стеценко, С.П.Синенко с примкнувшими к ним В.В.Фроловым, О.А.Уроженко и другими неистовыми «защитниками» Рерихов.

Не надо быть особо проницательным человеком, чтобы  увидеть – защищают они не Рерихов, они отстаивают и пропагандируют СВОЁ понимание и СВОЁ место около Рериховского наследия  в современной жизни.

Я всего лишь осуществляю право на собственное мнение по поводу тех или иных Ваших ДЕЙСТВИЙ. И вовсе не жду, что Вы примете мое мнение во внимание.

В октябре 2006 года мы виделись у входа на конференцию в МЦР. Но Майя Ильинична Кузнецова заявила с глазу на глаз буквально следующее: «Несмотря на разрешение Людмилы Васильевны выписать вам пропуск, МЫ не можем этого сделать…».

17 февраля 2009 года я пришел в Музей имени Н. К. Рериха и попытался связаться с Вами. Мне, в частности, хотелось узнать: давали ли Вы право своим подчиненным действовать от Вашего имени? Как, например, действовали С. П. Синенко и О.А.Уроженко во время проведения Международного общественного форума в Абакане в 2007 году. Они как будто забыли, что находятся в России, где строится  гражданское общество и не приветствуются  любые проявления сектантства. Хотя я зарегистрировался, как принято на общественных мероприятиях, О. А. Уроженко попыталась удалить меня из зала, но попытка провалилась. Их поведение произвело гнетущее впечатление на культурную общественность Хакасии и бросило тень на Рериховское движение в регионе. Мне удалось остановить скандал в прессе.

Кроме того, у меня были конкретные вопросы к Вам, поскольку, по Вашим словам: «Двери для сотрудничества всегда открыты».

У меня состоялся официальный разговор с Вашим первым заместителем Александром Витальевичем Стеценко. Про него можно было бы сказать: человек на своем месте! Через него идут денежные потоки от известного банкира, он улаживает проблемы с «силовиками», в здании  теплые батареи, светло, сотрудники не жалуются на неполучение зарплаты, территория благоустроена, находятся средства на издание книг, проведение конференций и других мероприятий. И все было бы ладно, если бы это место находилось в офисе какого-нибудь банка, где Александр  Витальевич занимал бы должность помощника по безопасности. Но его «Форд» стоит у входа в Музей имени Н. К. Рериха и он считает возможным для себя  вторгаться (причем, агрессивно) в области, ему совершенно неведомые. Я имею в виду вопросы рериховедения. Во время разговора я убедился в этом, как раньше во время чтения публикаций, где упомянуто его имя.  Мне совершенно неинтересна была дискуссия с ним по поводу концепции В. А. Росова, в которую он попытался меня втянуть. У меня профессиональная журналистская память, я мог бы привести несколько его «ляпов» даже за короткое время разговора, свидетельствующих о его некомпетентности, но ограничусь одним «утверждением». «Вы читали диссертацию Росова?» - спросил он. Я ответил, что, конечно, читал, точно так же, как и его «аргументы» против. «Вы что не читали в диссертации Росова, - сказал мне Александр Витальевич, - что он обвинил Николая Константиновича (Рериха) в сотрудничестве с фашистской Японией с целью нападения на Россию?». Ну, о чем можно говорить с человеком, который, помимо полной абсурдности самого этого утверждения, не видит разницы между фашистской Германией и императорской Японией?

При этом звучали разные нелепые обвинения, что якобы «Вы нас предали, бросили и ушли»,  «осудили МЦР за то, что мы вступились за честь Рериха». Этой демагогией полон Интернет. Самозванных «защитников» Рерихов не счесть.  Бессмысленно было возражать, да и кто такой А. В. Стеценко? Совершенно случайный человек в Рериховском движении, попавший на должность в Музее имени Н. К. Рериха. И в связи с этим, «по совместительству», рассуждающий о «науке».

Однако мне ничего не оставалось делать, как принять предложение – изложить письменно мои вопросы к Вам. На следующий день я передал их А. В. Стеценко.

«17 февраля 2009 г.
г. Москва.
Дорогая Людмила Васильевна,
нахожусь в Москве, хотелось бы увидеться с Вами.
Мой телефон (в Москве) – 89852639223.
С уважением А. Анненко.
Если не сможете, поручите, пожалуйста, кому-нибудь ответить на мои вопросы».

«17 февраля 2009 г.
г. Москва.
Дорогая Людмила Васильевна,
приближается 100-летие со дня рождения П. Ф. Беликова. Я работаю над книгой о нем (фрагменты опубликованы в журнале «Дельфис» в 2007 году в №№ 2-4).
Не могли бы Вы помочь мне в этом деле?
С уважением А. Анненко».

«17 февраля 2009 г.
г. Москва.
Дорогая Людмила Васильевна,
меня интересует судьба тех материалов (подлинники «Листов дневника» Н. К. Рериха), которые я Вам передал лично 10 октября 1996 г.
Особенно – «Восточная легенда».
У меня есть предложение по этому поводу.
С уважением А. Анненко».

Кроме того, я попросил А. В. Стеценко передать Вам журнал «Абакан» с моей статьей о встречах со С. Н. Рерихом и надписью -

Людмиле Васильевне с благодарностью за уроки жизни! А. Анненко».

Иллюзий насчет того, что Александр Витальевич хотя бы сообщит о моей просьбе Вам, у меня не было. Он говорил, что между вами постоянно поддерживается связь. Но когда на следующий день, я попросил дать возможность при нем поговорить с Вами по телефону, он отказал.

Причем, не скрывал, что именно он решает все вопросы.

- Я Вам ничем помочь не могу. Людмила Васильевна просила  передать, что она встречаться и разговаривать не будет. Она все сказала.

- Я Вам не верю, Александр Витальевич. Хотя бы потому, что она НИЧЕГО не сказала.

- Но Вы сами должны понимать, что после тех материалов, которые Вы размещали…

- Почему Вы решаете за неё? Я не собираюсь с Вами обсуждать их. Существуют различные действия и различные мнения по поводу этих действий. Прихожу к выводу, что я не получил ответа от Людмилы Васильевны. Следовательно, Вы берете на себя ответственность за то, что она признает мое право на независимую оценку и возразить не в состоянии.

…На первой встрече, когда я спросил о возможности интервью с ним, Александр Витальевич  попросил меня подготовить письменные  вопросы для интервью. Мне их не надо было готовить.

И я передал ему вопросы, переданные по факсу в МЦР еще в декабре 2006 года и заданные тогдашнему Президенту МЦР  Ю. М. Воронцову  (6)… А. В. Стеценко сказал, что отвечать не будет. «Почему? – спросил я. – Если правда за вами,  скажите мне эту правду и даю слово, что  напечатаю дословно  Ваши ответы, причем только после Вашей визы на тексте…». В ответ – «Ну, оставьте, я посмотрю…». Я  оставил. Жду…

Далее он определился:

- Наше отношение к Вам определяется Вашим отношением к диссертации Росова, к издательству «Сфера»… Не вижу точек соприкосновения для сотрудничества… Оставьте за нами наше право продолжать нашу деятельность в том направлении, которым мы идем…

Что я ему мог сказать, хотя направление – тупиковое?

- Да, ради Бога, идите… Но у меня совершенно конкретный вопрос к Вам – может ли Музей имени Н. К. Рериха помочь мне в моей работе над книгой о Павле Федоровиче Беликове? Могу я встретиться по этому поводу с Ириной Владимировной Орловской (завотделом рукописей Музея, вице-президент МЦР)? Получить какую-то информацию, которой Вы не располагаете?

- Нет.

-А с Ольгой Александровной Лавреновой (научный сотрудник МЦР, ответственный секретарь журнала «Культура и время»)? Поговорить на темы диссертации Росова…

- Нет.

- А почему вы решаете – встречаться или нет?

- Я не могу запретить Вам позвонить по домашнему телефону и встретиться с Ольгой Лавреновой. Это её дело – встречаться или не встречаться… Но я не могу Вам разрешить допуск без разрешения Генерального директора. А Генеральный директор запретил, я Вам передал…

-Вы мне ничего не передали, я Вам не верю…

- Это Ваше право, - лениво сказал Александр Витальевич. – Я Вам ничем помочь не могу.

- Это целиком Ваш запрет. Вам удобна такая позиция хозяина. И Вы берете на себя ответственность…
- Хорошо, беру, - вельможно ответил Александр Витальевич. – У нас серьезная организация. Если Вас не заказывали, и нет в списке у охраны, то пропустить не могу…

Меня не заказывали.

Во время наших разговоров с Александром Витальевичем Стеценко в голове моей все время вертелась полузабытая цитата из классика. Что-то насчет «фельдфебеля в Вольтерах». С удовольствием напоминаю Вам, Людмила Васильевна, её. Скалозуб в «Горе от ума» А. С. Грибоедова говорит:

«Ученостью меня не обморочишь;
Скликай других, а если хочешь,
Я князь-Григорию и вам
Фельдфебеля в Вольтеры дам,
Он в три шеренги вас построит,
А пикните, так мигом успокоит…».

Поздравляю Вас! Славный путь прошел сектор Рериховского движения, который Вы возглавляете, и в распоряжении которого находятся материалы, привезенные Вами из Индии в 1990 году! Надо было двадцать лет отстаивать какую-то свою «правду», чтобы возвести в хранителя этой «правды» А. В. Стеценко. Нас ждет новый миф. Вместо «доверенной» С. Н. Рериха - «ученик Л. В. Шапошниковой А. В. Стеценко»!

Еще в 2005 году я предлагал Вам: «Людмила Васильевна, впереди у Вас знаменательный рубеж - 80-летие. Для того, чтобы встретить его достойно - уйдите со своих административных постов. Возьмите пример с Бориса Николаевича Ельцина. Да, может быть он не очень духовный человек, больше практический, и разное к нему отношение, но отдадим должное - он совершил поступок, отдав власть. Пойдите даже дальше его - не назначайте преемника. Вы уже давно ничего не решаете. Все решает "Хорш", наш российский (до 35 года). Прислушайтесь к тому, что говорят даже Ваши сторонники, как они видят Ваше положение: "Я думаю, что Людмила Васильевна по достоинству использует свою маленькую планету. Помните песню: "Мне сверху видно все, ты так и знай". Так вот Людмила Васильевна всех разоблачит, кто что-то украл или забрал…" (Л. А. Голубенкова, Москва. Выставка на "круглом столе". См. "В защиту имени и наследия Рерихов". М., 2002, с. 334). И она же "очень благодарна тем людям, которые делают свое дело очень скромно. Например, передо мной сидит Борис Ильич Булочник. Мы ему в ноги должны поклониться, так он много хорошего сделал…" (Там же). 

Вы, Людмила Васильевна, уже давно для публики являетесь тем "агитатором, горланом, главарем", о котором писал Маяковский. Правда, я думаю, если бы Л. А. Голубенкова заглянула в список учредителей Благотворительного Фонда имени Е.И.Рерих, то увидела бы, что напрасно она проводит различие между названными ею лицами. Есть основания предполагать, что двое Булочников, двое Моргачевых и Шапошникова со Стеценко и являются видимой частью явления, которое я и называю - "коллективный Хорш Наш Российский До 35 Года". Подчеркиваю - до 35 года! Я пишу Вам потому что уверен в бескорыстности Ваших действий. Даже деньги за моральный ущерб от статей Шишкина Вы просили направить не в Мастер-Банк, а в родное Вернадское отделение Сбербанка N.7970/01074.

Вы уверили себя, что Ваши действия во имя Общего Блага. Если это так, то в этом Ваша личная трагедия… На самом деле, Ваша деятельность нанесла сильнейший незаслуженный ущерб нравственному облику последователей Рерихов ("рериховцев") в общественном сознании в нашей стране. В общем-то, если представить фантастические весы, на одной чаше которых все Ваши административные достижения, а на другой урон, нанесенный Вами положению рядовых последователей Рерихов в России, то последняя - перевесит.

Отказавшись от постов, Вы получите возможность проверить дееспособность структуры, построенной Вами. Если Вы не единственная пружина, то она будет действовать. Если Вы - единственная, то она преобразуется. Вы даже, предполагаю, мешаете тем, кто стоит за Вами и здоровым силам в Рериховском сообществе найти взаимопонимание. Взаимный разумный компромисс и понимание во имя того, чтобы Наследие Рерихов обрело, наконец, свое достойное положение в России. Вы даже мешаете, возможно, Б.И.Булочнику остаться в памяти потомков современным Щукиным, Третьяковым или Цветаевым. Вы-то останетесь в истории своими делами…

Уйдите с административных постов. Вы получите возможность увидеть настоящие лики Ваших друзей и "друзей" Ваших должностей. Они нелегки, согласен. Никто не торопился занять пост В.Б.Моргачева, тянувшего весь организационный воз, после проведенной перестановки. Вы сможете написать настоящие воспоминания, без учета постоянной борьбы, когда Вы пишите о людях с учетом Вашей сегодняшней полемики с ними. Вы сможете воспрепятствовать тем людям, которые объявят себя Вашими преемниками, и не допустите такого положения, какое случилось с Вашей "духовной преемственностью", дадите отпор. Вы сбережете массу энергии для мирных целей и здоровья. К Вам может вернуться настоящий духовный авторитет…»

Прошло больше трех лет. Преемник проявился. Научная «казарма» вынуждена ориентироваться на указания «фельдфебеля» от науки.  

Я не откажу себе в некотором сарказме, поздравляя научную школу МЦР. Если сейчас Вы вынуждены отстаивать позиции середины 80-х годов прошлого века, изложенные в книге Л. В. Шапошниковой «Мастер», в то время как рериховедение ушло далеко вперед, то под руководством  А. В. Стеценко Вам останется только «воевать» с настоящими исследователями… Хотя сарказм мой смешан с большой долей  сочувствия…

Заканчиваю. Позволю себе пояснить ситуацию сравнением. В Республике Хакасия есть Хакасский национальный краеведческий музей имени Л. Р. Кызласова. Я автор нескольких статей о докторе исторических наук, профессоре В. Я. Бутанаеве. По ряду вопросов он является научным оппонентом выдающегося ученого Л. Р. Кызласова.  Но сколько бы я ни обращался к директору музея имени Л. Р. Кызласова, ей, уверен, и в голову не приходит связывать мои обращения с тем, что я писал о В. Я. Бутанаеве. Точно также, хотя у нас разные позиции в отношении докторской диссертации В. А. Росова, я никаких препятствий не встречаю со стороны директора ХакНИИЯЛИ В. Н. Тугужековой. У нее, в отличие от некоторых ретивых рериховцев, нет претензий ко мне. Я выступаю на международных конференциях, проводимых ХакНИИЯЛИ, и печатаюсь в сборниках, выходящих под ее редакцией.

Почему же в руководстве Музея имени Н. К. Рериха верх берут мотивы, совершенно далекие от науки, не говоря уж о Заветах Н. К. Рериха?

С уважением Алексей Анненко,
Ваш давний знакомый.
Можете посмотреть мою авторскую страницу в Интернете:
Абаканский хронограф Алексея Анненко
http://gorod.abakan.ru/autors_projects/hronograf_annenko/
г. Абакан.

 

P. S. Посылаю это письмо в МЦР, а также в том числе на сайт «Живая Этика в Германии». Несмотря на некоторые бестактности и глупости, вроде публикации статьи «Л.В.Шапошникова – сторонница черной религии бон-по» (Какая Вы сторонница? Вы обыкновенная советская женщина, использовавшая  новые условия, захватившая сферу, недоступную  простым «биоэнергетикам»), этот сайт намного честнее сайтов Ваших поклонников – он публикует мнения всех сторон… И его внимательно читают Ваши почитатели. Надеюсь, один из них все-таки даст Вам прочитать мое письмо, минуя А. В. Стеценко…

Естественно, что Ваш отклик может быть достоверным (а не состряпанным в «группе защиты» МЦР) только если Вы сообщите мне по прежнему, известному Вам адресу. Если Музей действительно является «серьезной организацией», как заявил А. В. Стеценко, и на него распространяется действие российских законов, то в течение месяца мне обязаны ответить по существу…

 

ПРИЛОЖЕНИЯ:

1)Телеграмма:
«Москва 122020 34 17/09 (1996)
Абакан… Анненко Алексею=

ПРИГЛАШАЕМ НА МЕЖДУНАРОДНУЮ КОНФЕРЕНЦИЮ ДУХОВНЫЙ ОБРАЗ РОССИИ ФИЛОСОФСКО-ХУДОЖЕСТВЕННОМ НАСЛЕДИИ РЕРИХОВ СОСТОИТСЯ ДЕВЯТОГО-ОДИННАДЦАТОГО ОКТЯБРЯ 1996 ПОГОВОРИМ ТАМ ЖЕ ДОРОГУ ОПЛАЧИВАЕМ   ТЕЛЕГРАФИРУЙТЕ ОТВЕТ С УВАЖЕНИЕМ = ШАПОШНИКОВА»

2) Телеграмма: «Москва 557/3889 16 14/12 (1996)
Абакан… А. Анненко=

ЖДУ ВАШЕГО ПРИЕЗДА ВЫ ОЧЕНЬ НУЖНЫ = Л ШАПОШНИКОВА»

3) Из «КРАТКОЙ СПРАВКИ
о деятельности Пресс-центра МЦР (к заседанию Правления МЦР 19 июня 1997 г.)»:

«ЧТО БЫЛО.

Период «бури и натиска», становления, преодоления препятствий и противодействия. На этом – волна публикаций, связанных с деятельностью Международного Центра Рерихов. Анализ 11 (одиннадцати) папок вырезок и копий газетно-журнальных материалов, хранящихся в пресс-центре, свидетельствует об огромной работе, проделанной предшественниками, включая Вл. Черняева. Вместе с тем, говоря о содержательной стороне, нельзя не отметить, что преобладающая часть публикаций (размером с 10 (десять) папок) носит скандальный оттенок, связанный с борьбой за наследие и усадьбу, соперничеством рериховских организаций и отдельных лиц, шпиономанией и так называемой «анафемой»…

Количество подобных публикаций дало качественно иное представление о деятельности семьи Рерихов и Рериховском движении. В обыденном сознании, в широкой среде «глотателей газет» (Марина Цветаева) на первый план выдвинулись вопросы мировоззренческого порядка. Это было бы хорошо, обладай средний читатель соответствующими знаниями. На практике это свелось к полемике об отношении Рерихов к Христу, христианству, православию, церкви, Коминтерну, советской разведке и т. п., к полемике между различными ветвями единого Рериховского движения. Очень отчетливо это проявляется в  ходе «живых» эфиров по радио и ТВ. Особую «благодарность» за это заслуживает неистовый диакон. В определенного рода тени оказалась деятельность семьи Рерихов, как великих представителей русской культуры, ушли в «подводную часть айсберга» их художественные, научные, общественные достижения, многогранная деятельность Н. К. до революции, Центрально-Азиатская экспедиция, научная и культурная деятельность Ю. Н. и С. Н. в Советском Союзе…

ЧТО ЕСТЬ.

Относительно спокойный период развития, становления МЦР и Музея. Как следствие этого – падение интереса СМИ к рериховской тематике. Несмотря на серьезные усилия Вл. Черняева, это свидетельство крушения мифа о существовании «команды» журналистов, бескорыстно преданных МЦР. На вопрос об увеличении количества публикаций за счет реанимирования скандальных оттенков должен быть дан однозначно отрицательный ответ.

ЧТО НАМЕЧЕНО.

В связи с необходимостью превращения МЦР в авторитетнейшую, отчасти академическую, организацию, - добиваться соответствующего уровня публикаций, исходящих от пресс-центра МЦР. В полемике проводить «линию Бирбала». Исходить из необходимости устранения перекоса в освещении жизни и деятельности семьи Рерихов, добиться возвращения «неизвестного» Рериха – явления русской и мировой культуры.

Основные направления публикаций:

- жизнь и деятельность семьи Рерихов;

- освещение событий, связанных с деятельностью МЦР, в т. ч.,

августовской педагогической школой-семинаром,

- октябрьскими торжествами,

- общественным научно-просветительским космическим проектом «Знамя Мира»,

- 100-летием со дня официального присвоения Н. К. звания художника,

- 50-летием со дня ухода,

- 70-летием окончания Центрально-Азиатской экспедиции.

Обратить внимание на публикации в т. н. «периферийной» прессе, в детско-юношеских изданиях…

В рамках Октябрьских торжеств провести пресс-клуб журналистов, пишущих на рериховские темы, включая представителей «Дельфиса», «Знамя Мира», «Антлантида», «Левша», «Перед Восходом» и других…

ЧТО СДЕЛАНО.

Установлены личные рабочие контакты с рядом изданий, в целом позволяющие осуществить реализацию вышеуказанных направлений. В том числе: ИТА «Новости» (В. Ф. Лашкул), «Тверская, 13» (С. С. Паршиков), «Новая газета» (К. Н. Смирнов), Агенство социальной информации (Л. Письман), Пресс-центр ЦДЖ (А. А. Ткачев), ТВ «Вести» (Л. Б. Виноградова, Л. Ю. Алешкина), «Маяк» (Т. Ю. Пынина), «Радио-1» (Н. Н. Сухова), «Вечерняя Москва» (Г. Е. Некрасов), «Сельская жизнь» (В. П. Оспищев), «Детская литература» (И. Г. Нагаев), «Мегаполис-экспресс» (А. Г. Проценко) и другими, постоянно прибавляющимися…

Подготовлены и размещены для печати статьи и интервью «Тянет изучить ее основательно!» (Московские страницы в жизни Н. К. Рериха), «Второе рождение усадьбы Лопухиных» - «Тверская, 13», «Московский республиканец», «Хакасия»), «Под Знаменем Мира  - по белу свету» («Новая газета», «Абакан»). Прозвучали информации о МЦР в связи с Международным днем музеев и о Прибалтийской общественно-научной конференции. Руководитель пресс-центра принял участие в 30-минутном «живом» эфире на «Радио-1» в рамках цикла «Рерихи и современность». Оказана помощь изданиям рериховских обществ в Ростове-на-Дону, Ярославле, Новосибирске, Абакане, Туле…

Написаны «Приветствие «Участникам Прибалтийской общественно-научной конференции…», хронология жизни и деятельности Н. К. Рериха, ряд справок (в том числе – эта), оформлен (совместно с С. М. Зориным) стенд «Памяти П. Ф. Беликова», проводилась «невидимая миру» текущая работа, встречи, а также шла «московская акклиматизация» руководителя пресс-центра, приступившего к работе два месяца назад…

В настоящее время готовится ряд материалов…

Отдельной стороной деятельности пресс-центра является также формирование блока материалов для журнала «Мир Огненный». В ближайшем номере пойдет статья руководителя пресс-центра о П. Ф. Беликове, редактируется статья Г. И. Ловецкого «К. Э. Циолковский и А. Л. Чижевский: Учитель и Ученик», полученная в результате поездки совместно с руководством МЦР в Калугу, готовятся архивные и иные материалы…

Во исполнение Решения Правления Международного Центра Рерихов от 15.04.97 вышеизложенное является ответом на пункт 5, прорабатывается вопрос о проведении пресс—конференции (пункт 6), не исполнен пункт 10, поскольку в пресс-центр не передавалось, в частности, «открытое письмо», предусмотренное пунктом 1 Решения…

В рамках помощи пресс-центру желательно заполнение вакантной должности сотрудника…

14 июня 1997 года.

Руководитель Пресс-центра МЦР   /А. Н. АННЕНКО/»

 

***

ФРАГМЕНТЫ АУДИОЗАПИСИ

заседания Правления МЦР 19 июня 1997 года. Пункт 3 Повестки: «Отчет о работе пресс-секретаря МЦР за период с 15. 04.97 по 15.06.97  Анненко А. Н.»:

«Г. М. Печников: Так, Алексей Николаевич, ваше слово… Также учитывайте, что это правление…
А. Н. Анненко: Постараюсь учитывать. Собственно, я подготовил справку и там, в основном, все сказал…
(…)

Л. В.Шапошникова: Теперь у меня вопрос. Алексей Николаевич, тут вы написали – «в рамках октябрьских торжеств провести пресс-клуб журналистов, пишущих на рериховские темы, включая представителей «Дельфиса», «Знамя Мира», «Антлантида», «Левша», «Перед Восходом» и других». Вы представляете себе, что это за издания?!

АНА: Я представляю. Вот и…

ЛВШ: Тогда я хочу узнать мотивацию этого…

АНА: Мотивация заключается в следующем. За время работы в пресс-центре мне неоднократно говорят о ненормальном положении в рериховском движении, да я и сам это знаю, связанном с разделением, с разными взглядами… Хотя бы на уровне журналистов, пишущих на рериховские темы есть большой смысл собраться и откровенно поговорить… Хотя бы потому, что у нас есть общие «супротивники», скажем так. Те же Кураев, Шишкин… Если говорить о пресс-клубе, то я уверен, что все эти люди, и мы, прежде всего заинтересованы в том, чтобы давать реальную картину… Я знаю, что, считается, что, предположим, «Дельфис», например, держится не той линии, которую считает правильной МЦР… Но на уровне пресс-центра я не вижу криминала в том, чтобы прошел такой семинар, где бы состоялся  свободный разговор на волнующие всех темы… Повторяю, что это мои предложения… Если нет, то – нет…

Голос: Принципиальная позиция… Которая вами оценивается не так, как это принято…

АНА: Не понял…

Голос: Ну, «Знамя Мира» возглавляют невежественные люди, вы объясните, на каком уровне может быть разговор? Есть определенная история этого вопроса, есть определенная история у «Дельфиса». Брать на себя функции воспитателей этих людей – бесполезно… Бесполезное занятие…

АНА: Ради Бога! Если вам уже абсолютно известно, что с ними нельзя работать, то…

Голос: Если вы эту позицию разделяете, то… Это очень печально…

АНА: Если я предлагаю встретиться, то это не значит, что я разделяю позиции «Дельфиса» или  «Знамя Мира»..

Голос: Не позицию «Дельфиса», а позицию воспитателя…

АНА: Речь не идет о воспитании кого-то. Речь идет о том, чтобы собраться и открыто лицом к лицу поговорить об общих проблемах… Татьяна Георгиевна (Роттерт), если я оказался в Москве, то это не значит, что я не ориентрирован. У меня за плечами двадцать пять лет общения в рериховской среде…
Э. П. Крамп: Речь не о том, чтобы собираться или не собираться с представителями «Дельфиса», а речь о том – с какой целью?! Что из этого будет следовать в дальнейшем?

Голос: Собраться и поговорить…

ЛВШ: С какой целью?

Э.П.Крамп: Хорошо, если у нас есть много времени…

Голос: А с какой целью?

Голос: Вот именно…

Э.П.Крамп: …А дальше, что будет?

Голос: Можно, конечно, попить чаю с печеньем… Кто-то захочет…

Голос: Может написать, чтобы не примешивались к нам такие рериховские общества…

ЛВШ: Бухгалтерия, вас надо посадить в пресс-центр… Сослать.

Общее оживление.

Голос: Ха-ха. Мне кажется, это будет намного лучше…

Г.М.Печников: Вы хотите это в рамках октябрьских торжеств…

ЛВШ: Во время открытия Музея…

Г. М. Печников: Во время открытия. Тогда это надо раньше сделать… И публикации к открытию Музея…

Всеобщее обсуждение.

Е.В.Зорина: То, что человек делает предложение о контактах, с другой стороной, с «Дельфисом»… (неразб). Пусть этот вопрос, действительно…

Голоса: Дело не в этом!

ЛВШ: Нет, я хочу спросить. Елена Владимировна,  вы историю «Дельфиса» знаете?

Е.В.Зорина: Слышала.

ЛВШ: Что именно?

Е.В.Зорина: Пересказать?

Пауза.

Е.В.Зорина: Слышала, что «Дельфис» не поддержал нас в борьбе за общественный статус Музея…

ЛВШ громко смеется.

Голоса: Ничего себе…

ЛВШ: Да! Ладно! Елена Владимировна, я умоляю…

Е.В.Зорина: Людмила Васильевна, да откуда…

ЛВШ: Ладно! Вот приходит Алексей Николаевич… Скажу, что не имеет отношения ни к кому, ни к Анненко, ни к Зориной… Вот приходит новый человек и бросается и прямо говорит: «Это, это надо сделать…». А ведь надо в историю вникнуть. Как не вникнул в историю Алексей Николаевич, не вникает Елена Владимировна… «Дельфис» - это журнал, организованный сотрудниками, выброшенными из МЦР…

Е.В.Зорина: Это я слышала…

Голос: Не выброшенные, а они просто жизнью выброшены…

ЛВШ: Да. И они стали просто с первого дня бороться против нас. Причем они выброшены не по капризу какому-нибудь, а по решению правления…

М.П.Бекрицкая: Потому что они занимали место совершенно иное…

Общее оживление и обсуждение.

ЛВШ: Ладно, не будем обсуждать. Есть ли еще к Алексею Николаевичу вопросы? Нет. Садитесь… Можно буквально несколько слов сказать?

Г.М.Печников: Пожалуйста.

ЛВШ: Вопрос в том, что у руководителя, или сотрудника МЦР должна быть какая-то своя позиция. Особенно на этом месте, Связанном с публикациями, связанном с контактами с людьми, связанном с оценками этих контактов. Сейчас, в конце концов, наше рериховское движение представляет собой очень многообразное и очень разное пространство. Сейчас в этом пространстве собраны названия, предположим, этих изданий. О «Дельфисе» говорили, о «Знамени Мира» тоже, об «Антлантиде» соболевской, это вообще отпад…

АНА: Я намеренно…

ЛВШ: Соболев дал возможность Кураеву снова выскочить на Живую Этику… Короче говоря, многие общества к Рериху не имеют отношения. Более того, они наносят вред в самой ярко выраженной форме… Поэтому надо, как-то надо определиться и нам с позицией. Мы сейчас вырабатываем ряд мер для того, чтобы выходить на сотрудничество с теми организациями, которые, действительно, занимаются рериховским наследием, рериховскими идеями, рериховским учением… И в то же время привлекать к нам такое издание, как «Перед Восходом», которая невесть чего про нас писала, книгу «У порога Нового Мира» обругали, на конференции прочли не то письмо с их точки зрения, тоже нас обвинили… Что это такое? В большей степени с этими изданиями можно заниматься через рецензии, через оценки… Но я такого большого шага не жду от Алексея Николаевича. Надо разобраться. Здесь дело не в том, что еще не выработалась позиция, а может быть, и в этом… Получилось, что ли некоторое отставание Алексея Николаевича в подходах… Если мы остаемся на прежнем уровне, а какие-то организации, люди уходят вперед… И подтянуть одно к другому бывает крайне болезненно… Вот мне кажется здесь этот момент. Рериховское движение, как и наша страна, меняется все время. МЦР - не рериховское общество, а тем более, не рериховское общество раннего, я бы сказала безоблачного детства… Когда все понимали друг друга… И если мы когда-то могли ставить вопрос об объединении, когда мы могли встретиться и договориться, то сейчас у нас этого момента нет. Если занять позицию, что можно собраться, что можно поговорить, то это уже ставить под удар собственное дело… Алексею Николаевичу кажется, что жизнь стабильна, на самом деле поднимается буря, и мы ее поднимаем – возвращение нашей коллекции. Будем за это драться! Любым скандальным образом! Конечно, можно отстраниться от этой жестокой борьбы, проводить «Бирбалову линию». Но пресс-центр – это горячая точка, через которую мы можем разрешить все наши трудности с помощью прессы. С помощью гласности, общественного мнения, а все наши трудности только так и решаются… … Надо иметь в виду, что пресс-центр у нас – это боевой центр, а не академический! Превращать его в академический – не надо! Вот так…»

 

4) 1998 год. “Дорогой Алеша! С Новым Годом! Успехов, удач, здоровья и счастья! Получила письмо с материалами. Публикации понравились. Двери для сотрудничества всегда открыты. Продолжаю сожалеть, что так получилось нескладно с Вашей работой у нас. Видимо, Москва для Вас оказалась не по-зубам. В родных краях все-таки легче. С уважением Ваша Л. Шапошникова”. 

 

5) “Абакан. 31 декабря 1998 г.
         Л.В., ох, уж этот московский снобизм! Да, причем здесь Москва!? С моей работой у Вас получилось “нескладно” по многим причинам. Но, не в последнюю очередь из-за того, что я не включился в общий хор, славославящий Вас. Из-за того, что Вы по непонятной причине не доверяли мне, как профессиональному журналисту и исследователю Рериховского наследия. Из-за Вашей большевистской непримиримости - “кто не с нами, тот против нас”, наносящей колоссальный вред Рериховскому движению.


         Когда-то, в 76-ом году, в Новосибирске, вечером у Паршиных, Вы сравнили Блав. с “лягушкой-путешественницей” Гаршина - “Это я! Это я придумала!” В 82-ом, когда мы были у Вас с Кириллом [Беликовым], Вы заметили, что, если бы захотели, то вокруг Вашего дома ходили бы толпы поклонников и почитателей. Увы! На другом витке спирали жизни все это свершилось...


         Открою даже, что Ваши сотрудники говорили мне букв. следующее: “О, Алексей Ник., если на дворе 97-ой, то у нас в МЦР 37-ой”. Все мои возражения отметались: “Вы здесь месяц, а мы-то знаем!”. Первое время, рассчитывая, что я буду иметь какое-то влияние на Вас, ко мне приходили многие с разговорами о необходимости единения. Но даже моя скромная попытка в этом направлении во время отчета на правлении натолкнулась на Ваш оскорбительный и беспощадный разнос  (впрочем, иногда я включаю фонограмму заседания того правления - достается не только мне)...

         Лично я не считаю, что мое пребывание в Москве получилось “нескладным”. Я с удовольствием работал, почерпнул многое полезное и более, чем благодарен Вам за предоставленную мне возможность. Я старался оказаться полезным (все-таки я в Рериховском движении с начала семидесятых), но, боюсь, мои знания и способности не были востребованы в лучшем ракурсе...

         Больно писать эти строки накануне Нового года. Я даже не знаю, отошлю ли это письмо (ведь “себе дороже”), но кто же еще, кроме меня, скажет Вам: “Борис, ты не прав!”. Мне известны аргументы и факты становления МЦР с “другой” стороны. Уверен, что у Вас есть контраргументы.

         Ради Бога! Я вовсе не настаиваю на правоте той или иной стороны! Я пишу лишь о том, чему был свидетель, как руководитель пресс-центра МЦР. В МЦР - авторитарный стиль руководства, искусственно поддерживаемая “милитаризованная” обстановка, все и вся оценивается с точки зрения - “наши” и “не наши” - с Вашей подачи. Вы одиноки в МЦР... Вы не прошли испытания властью...

         Людмила Васильевна, наверное, на бумаге все это получается как-то сердито... Ничего этого нет. Я пишу это в ясном и спокойном состоянии духа, единственно с чувством сожаления. И с надеждой, что Вы не совсем потеряли способность к критической самооценке своей нынешней роли в Рериховском движении...

         Мое безграничное уважение к Вам, помимо властных полномочий, никогда не иссякнет. Вы пишете замечательные книги. Но то, что я написал (и еще многое) давно хотел сказать Вам. Уверяю, если бы в Москве у меня была бы возможность неформального общения с Вами, я бы сказал Вам все это... Но я был поставлен в какое-то нелепое положение...

         А ведь посмотрите внимательно вокруг себя. Вам поют дифирамбы, никто не осмеливается ослушаться, полное повиновение, иначе “себе дороже”... Давно настало время “остановиться-оглянуться” - “за что боролись?” За то, чтобы в общественном сознании за последователями Рерихов закрепилась репутация вечных скандалистов? Делящих Наследие, власть, влияние и порой вообще непонятно что, на чем питаются койоты типа Кураева. Не слишком ли дорогая цена за дом с колоннами? Уверен, что Вы думаете: “Ничего он не понял!” Л. В., представьте все-таки, что я тоже умный человек и задаюсь вопросом: “А может так надо?” Я не пишу здесь о том, что сделано много нужного и великого (не статью пишу), но всего можно было достичь “малой кровью”, с меньшими издержками, без девиза “Цель оправдывает средства”...

 

Нет, так не надо...
Заканчиваю. Иначе можно до бесконечности. Простите мне возможную резкость. Но если Вы примете во внимание, что я могу высказать независимое мнение, то Вы поймете меня правильно - эти строки вызваны беспокойством за Вас и за наше Дело... И, надеюсь, мое письмо не перечеркнуло Ваши слова о том, что “двери для сотрудничества  всегда открыты...”

 

         Всего Светлого!
         С наилучшими пожеланиями остаюсь искренне Ваш  А. Анненко.
         Абакан. 31 декабря 1998 г. 23.55.
         А в родных краях, конечно, легче... И я гораздо продуктивнее действую на благо Рериховского движения... “

 

6) «Передано по факсу в МЦР 18 декабря 2006 года.

Чрезвычайному и полномочному послу России,
Президенту Международного центра Рерихов,
г-ну Воронцову Ю. М.
от члена Союза журналистов России
Анненко А. Н.

Уважаемый Юлий Михайлович,

не откажите в просьбе кратко ответить на вопросы, волнующие многочисленных почитателей великой русской семьи Рерихов.

1) Почему наследие Рерихов, переданное С. Н. Рерихом 19 марта 1990 года Советскому Фонду Рерихов, привезенное из Индии с Вашей помощью, было получено на основании акта приема-передачи (23 апреля 1991 года) от Л. В. Шапошниковой?

2) Является или нет в настоящее время Международный Центр Рерихов юридическим правопреемником Советского фонда Рерихов?

3) Есть или нет юридическая проблема владения МЦР «усадьбой Лопухиных»?

4) На 95 или на 96 процентов содержание и деятельность Международного центра Рерихов и Музея имени Н. К. Рериха финансируется частным лицом?

5) Считаете ли Вы возможным выполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 4 ноября 1993 года «О создании Государственного музея Н. К. Рериха»? Предпринимаются ли какие-то шаги, чтобы коллектив МЦР мог с уверенностью смотреть в будущее?

Ваши ответы могут быть переданы в любой, удобной для Вас, форме.

Прошу также сообщить, если по каким-то причинам ответить невозможно.

 

С уважением Алексей Николаевич Анненко.
г. Абакан

Передано А. В. Стеценко 19 февраля 2009 года»

 

 

 
Ф О Р У М
Текущее время: 24 ноя 2017, 15:41

Часовой пояс: UTC + 3 часа



<<
<<
ч
и
т
а
й
т
е

н
а

п
о
р
т
а
л
е
<<
<<

Комментарии к статье:



 [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
 [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти: