Архив
портала   К У Л Ь Т У Р А

Главная Форум Объявления Портал "КУЛЬТУРА"
ПРОЕКТ
Общественное Объединение
«Живая Этика»
Проект закрыт по причине отсутствия у тех, кто самонадеянно называет себя «рериховцами», потребности к объединению. Январь, 2015г.
Вопросы можно задать здесь: http://zovnet.ru/forum/viewtopic.php?f=2&t=101
Община «Крылья Духа»
Фонд Культуры «Зов»
Интернет-портал «Адамант»

 
01.02.14-06.03.14  Конференция «Судьба идей и наследия Рерихов»
Список докладов
Резолюция
Выполнение резолюции

Текущее время: 22 ноя 2017, 18:34

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 8 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Воспоминания, письма
СообщениеДобавлено: 01 фев 2014, 19:59 
Не в сети

Зарегистрирован: 18 дек 2013, 20:02
Сообщений: 427
Откуда: г. Челябинск
http://agni3.narod.ru/Frichi.htm

Письмо И.Фричи к О.В.Румянцевой 3.12.93 г.

Гринвич _____ 06830 3 декабря 1993


Дорогая Ольга,
Ваше милое большое письмо было большой радостью для нас, особенно поскольку оно принесло нам такие добрые и волнующие известия, а именно, что есть подписанный декрет о том, что лопухинский дворец является национальным сокровищем и будет восстанавливаться Правительством и решено создать там Государственный музей Рериха, который будет филиалом Музея Востока. Мы восхищены этим и желаем Вам большого мужества, воодушевления и успеха, превозмогая все трудности, которые могут и могли бы встретиться на Вашем пути. Дорогая Ольга, простите нас, что мы не написали Вам большое письмо вследствие нашего возраста и из-за плохого зрения. Поэтому, если Вы хотите связаться, сделайте это через Даниела Энтина. Он является нашим доверенным сотрудником и директором музея здесь. Не думаете ли Вы, что есть способ защитить рериховские материалы, которые Шапошникова привезла из Индии??? Мы понимаем, что они не защищены достаточно хорошо.
А как относительно 60 картин, которые Юрий Николаевич привез из Индии??

Чудесно услышать от Аиды и Даниела Энтина о Вашей любви и преданности искусству Рерихов, а также к предметам прикладного искусства, которые Кэтрин отправила для рериховской экспрзиции. Мы надеемся, что Вы попрежнему счастливы в Вашем замужестве и что Вы оба пребываете в добром здоровьи.

Искренне, Ингеборг Фритчи
Кэтрин Кэмпбелл-Стиббе

Есть скан-копия



За это сообщение автора Юлия Владова поблагодарили (всего 2): Татьяна Бойкова (02 фев 2014, 14:22) • Нина (01 фев 2014, 21:28)
  Рейтинг: 18.18%
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания, письма
СообщениеДобавлено: 08 фев 2014, 14:52 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 03:08
Сообщений: 1482
http://www.lomonosov.org/article/fragme ... erovoj.htm

Цитата:
Фрагменты воспоминаний А.А. Юферовой



В 1959 году я работала экскурсоводом в Третьяковской галерее и у нас в то время была открыта выставка картин Н.К. Рериха. Это была уже вторая его выставка, первая была ранее на Кузнецком мосту, и она произвела настоящее потрясение в культурной жизни столицы. Все были восхищены светозарными, лученосными картинами, которые взорвали мрак коричневой каши “модоровоской живописи”, господствовавшей в то время. Тогда еще я не могла знать, что стоит за этой светоносностью, и только почувствовала красоту этих картин, которые поразили меня. Затем я уже работала в Академии художеств СССР, сначала в качестве младшего научного сотрудника в секторе теории искусств, потом старшего научного сотрудника в секторе актуальных проблем современного искусства. И в 1972 году мне посчастливилось вместе с А.Н. Лукашевым выпустить в издательстве Госзнак большой альбом репродукций Н.К. Рериха.



Мои родственники в то время жили в Риге, и мне приходилось часто там бывать. Там этот альбом продавался в лучшем рижском книжном магазине, витрина с ним была оформлена как на праздник цветущими ветками. И там же я познакомилась со старейшими членами рериховского общества, которое было после войны разгромлено, и многие его члены были сосланы в лагеря. Я познакомилась с Гаральдом Феликсовичем Лукиным, помню и одну из трогательных старых рижских леди Мету Яновну, ослепшую от переписывания Агни Йоги, эти книги чудом были спасены и она их сохранила, переписав от руки.



И вот в один из приездов я решила на свой страх и риск посетить П.Ф. Беликова в Козе Уумыйз под Таллином. От Таллина надо было ехать еще два часа на экспрессе, мимо хуторов и полей, и я прибыла в довольно живописное место. Это была родовая старинная усадьба баронов Икскуль, и в ней располагалась МТС, где П.Ф. Беликов работал бухгалтером. Это был человек выше среднего роста, с сединой. Одет очень обычно, довольно скромно. Меня удивило его загорелое лицо несколько восточного типа, густые черные брови и пронзительные черные блестящие глаза. В его непринужденной открытой манере общения часто сквозили какие-то особые уверенно-твердые нотки. Запомнился его громкий раскатистый смех и, я бы сказала, магнетический взгляд.



Он был удивлен моим приездом, но встретил меня радушно, проводил к себе в дом. Его дом был скромным двухэтажным строением на четыре квартиры, одну из которых на втором этаже занимал он. Мне была предоставлена отдельная комната, где я была поглощена чтением книг Агни Йоги, которые Павел Федорович предоставил в мое распоряжение. У него вообще была огромная библиотека, состоящая из редчайших книг, на стенах удивительные картины. На всю жизнь я запомнила акварель “Башня Чунг”. Ночь, сторожевой костер среди сумрачных гор у подножия странной циклопической башни.



Все было необычным там для меня, человека атеистической советской закваски, который занимался классическим русским искусством, передвижниками, советскими художниками. На утро Павел Федорович предложил мне прогулку. Было бодрящее морозное утро, мы пошли к какому-то хутору, далее через реденький лесочек, дошли до ручья, кругом никого не было, просторы, леса, перешли ручей. И Павел Федорович напомнил мне, что скоро столетний юбилей Николая Константиновича, и что хорошо бы его отметить, а пока в этом направлении никакого движения не намечалось. Я обещала ему по возвращении обязательно поднять этот вопрос у нас в Академии художеств, и Павел Федорович назвал мне имена людей, которые могли бы написать воспоминания о Николае Константиновиче и принять участие в подготовке юбилея.



Вернувшись в Академию, я вышла на вицепрезидента академии художеств Владимира Семеновича Кеменова, написала ему по полной форме бумагу с обоснованием особенностей творчества Рериха как художника многостороннего, занимающегося и живописью, и прикладным искусством, искусством монументальным, радеющего о развитии художественных промыслов и т.д. И от Кеменова пришел положительный отклик, как раз в это время был создан наш сектор актуальных проблем. Я не знаю, по каким каналам далее шли переговоры Кеменова с Кузьминой Мариной Тимофеевной, руководителем нашего сектора, и руководством института, но я сама все это время неоднократно поднимала у нас на секторе вопрос о столетнем юбилее Николая Константиновича, настраивала всех, чтобы к этому времени создать коллективный труд, выпустить к юбилею сборник о Н.К. Рерихе. Помня предложения Павла Федоровича, я предложила Марине Тимофеевне собрать бригаду из внешних авторов и из академического состава. В то время это было дело не простое и не обычное, но она решилась пойти на этот эксперимент.



Из институтских товарищей откликнулась Сыркина Флора Яковлевна, крупнейший специалист по театральным декорациям, она согласилась написать статью о декорациях Рериха “Рерих и театр”. В то время декорации Рериха признавались всеми как высокохудожественные и споров не вызывали. В то же время к творчеству Рериха и ему самому у нас в стране отношение было довольно настороженное, сразу с двух сторон. Со стороны реалистов-традиционалистов его упрекали в том, что у него есть момент стилизации, мистики, а авангардисты не принимали его героики, оптимистически мажорного строя творчества, которое противоречило постмалевической линии абстрагирования от земного, отрешения от жизни. Таким образом, его не признавали и правые.



В.С. Кеменов возглавил коллектив и написал большую, интересную и живую статью о Николае Константиновиче. А до этого он работал над проблемами традиционной, реалистической живописи, занимался Суриковым, и вот в последние годы жизни стал писать о Рерихе. Тем самым сборник приобрел высокий и, следовательно, официальный академический статус.



И вот в такое издание были приглашены совершенно сторонние академической, официальной среде люди, которым в то время было невозможно даже мечтать о том, чтобы широкой аудитории рассказать о творчестве и жизни Н.К. Рериха. Это были люди, которые знали и понимали Рериха не просто как художника, а могли передать и его мировоззрение, могли рассказать о нем как великой личности. Трудно представить, что в те годы у этих людей могла появиться возможность сделать это, невозможно было преодолеть жесткие цензурные рамки. Публиковать хоть какие-то материалы о Рерихах можно было только в связи с чем-то, в связи с каким-то событием.



Для работы были приглашены такие авторы как сам Павел Федорович, который написал главу “Гималаи” и вторую главу вместе с Л.В. Шапошниковой “Институт “Урусвати”. Гунта Рудзите написала главу “Н.К. Рерих и Прибалтика”, художник Л.Р. Цесюлевич - главу “На Алтае”. Тогда только начинал публиковаться В.М. Сидоров, он написал главу о поэзии Николая Константиновича. Была приглашена также З.Г. Фосдик, которая рассказала о музее Н.К. Рериха в Нью-Йорке. Мы смогли сделать совсем невозможное, дать возможность В.В. Соколовскому, бывшему танкисту, который всю жизнь составлял свой знаменитый список с фотографиями рериховских картин, ставший потом основой дальнейшей каталогизации творчества Рериха, принять участие в сборнике. Он написал главу “Художественное наследие Н.К. Рериха (перечень произведений с 1885 по 1947 год)”.

Приняли участие также А.Д. Алехин, В.А. Филиппов, востоковед С.И Тюляев, ученый путешественник из института землевладения Ю.К. Ефремов и др.



Я взяла себе тему “Творческий метод Н.К. Рериха”, хотела связать особенности его изобразительного языка с философией Агни Йоги. Тогда я была ретивая, молодая, самоуверенная, прочитав пару книг Агни Йоги, не принимая все еще основные идеи бессмертия души, перевоплощения, я решила покритиковать Рериха за идеализм. Последствия не замедлили сказаться, и я вынуждена была уйти из этого коллектива, была отстранена от труда, в который вложила немало своих сил. Я надолго ушла в семейную жизнь, а на эту тему написал статью Алехин.

Работа академии пошла, были выпушены две книги к столетнему юбилею Н.К. Рериха: “Н.К. Рерих: жизнь и творчество” и “Листы дневника”, издание нашего сектора актуальных проблем, он свое предназначение выполнил. Потом мне дали пригласительный билет на празднование столетнего юбилея Николая Константиновича в Большом театре, где в президиуме сидели и С.Н. Рерих, и В.С. Кеменов, и П.Ф. Беликов, и многие другие, я сидела в партере и чувствовала, что крупинка моего участия в этом тоже есть.



Когда я стала немного свободнее и могла снова интересоваться внешней жизнью, я решила возобновить свое знакомство с Л.В. Шапошниковой, с которой познакомилась еще в 1972 году, когда издала альбом о Н.К. Рерихе. Наше с ней знакомство произошло в магазине “Искусство” на Арбате, я была у директора магазина, брала у него экземпляры альбома, там же была и Людмила Васильевна. Но потом мы продолжительное время не встречались. И вот я узнала о том, что она издала интересный альбом “Алтай-Гималаи”.



Мне очень не хватало контакта с очевидцами этих мест, все связанное с экспедицией Рерихов меня влекло, притягивало, тревожило то необычное, что стояло за их именами. Я никак не могла изжить свое атеистическое советское воспитание, не могла преодолеть какого-то отстраненного отношения к этому красивому, манящему миру, но который все еще не был для меня реальным, настоящим. Мне было очень важно поговорить с человеком, который непосредственно соприкоснулся с ним, прошел по тем же местам, имел личные впечатления и мог о них рассказать.



Я получила ее телефон, кажется на одной конференции в Государственном музее искусств народов Востока, и возобновила наше знакомство. Там, на проспекте Вернадского в ее квартире, которая представляет собой настоящий музей, мы вели с ней доверительные разговоры. Она рассказывала о своих путешествиях по Тибету, Гималаям, о каких-то необыкновенных вещах, о ее необыкновенных встречах с не-обыкновенными людьми.



В этих беседах я прониклась убеждением, что она действительно связана с самыми высокими ламами, Учителями Востока. Она все время говорила, что она гораздо больше знает, чем говорит об этом. Я была совершенно уверена в том, что она человек очень продвинутый в духовном плане. Она рассказывала о ламе, не помню сейчас его имени, портрет его есть крупным планом в ее альбоме, что он ее встретил за месяц пути до монастыря, куда ей надо было идти. Встретил ее как случайный прохожий, узнав, что она идет туда, предложил провести ее туда. Они были добрыми попутчиками и потом, когда они пришли туда, она узнала, что он настоятель этого монастыря. Она говорила мне о том, что знаменитая путешественница по Тибету А. Давид-Неэль туда не смогла попасть, а вот она была туда допущена.

Другими словами, я была убеждена, что она человек высокой духовности и общается с людьми еще более высокой духовности. Я воспринимала ее почти как духовного Гуру, отсюда и особенности моего последующего поведения.



Она ввела меня в Комиссию по наследию в ГМВ, я была ей признательна и, кстати, была немного обижена на О.В. Румянцеву, не предложившую мне этого, а я чувствовала себя “старым рериховцем”. После своего многолетнего отсутствия и неосведомленности я оказалась свидетелем противоборства в этой Комиссии двух концепций дальнейшего существования рериховского наследия в СССР. О.В. Румянцева предлагала создание государственного музея, говорила, что вопрос уже решен наверху. А Л.В. Шапошникова отстаивала идею общественного музея, в рамках общественной организации, как организации более свободной, лишенной чиновничьих запретов и т.п. В то время это было очень увлекательной идеей, государство воспринималось нами всеми как косная, застойная, даже враждебная структура. Поэтому не удивительно, что меня эта идея очень располагала, тем более что О.В. Румянцева в то время не могла говорить свободно о Агни Йоге, она говорила о Рерихе больше как о художнике. Для режимного государственного учреждения эта тема была запретна, а в кругах общественности она была именно тем, к чему люди тянулись и чем хотели заниматься. Поэтому, естественно, что мои симпатии были на стороне Л.В. Шапошниковой.



В то время умер В.С. Кеменов и его заменил Б.С. Угаров. Если Кеменов серьезно разбирался во всех нюансах рериховских проблем, то Угаров Рериха совершенно не знал. Он понимал только, что это дело перспективное, входящее в моду, что Академия это дело курирует. Он начал свою речь на первом заседании Комиссии по наследию с того, что не понимает, почему Рериху отдается столько внимания, говорится о музее Рериха, а не говорится о музее, например, Сурикова или Иванова, лучше употребить свои силы на это.



И вот после этого заседания, я предложила Людмиле Васильевне пойти на прием к Б.С. Угарову, попробовать рассказать ему о том, кто такой Рерих, чтобы он не попадал больше в такие ситуации. Я написала большую бумагу о том, кто такой Н.К. Рерих как художник, Людмила Васильевна выразила свой взгляд как востоковед, была с нами и М.Н. Егорова, тоже индолог и член Комиссии по наследию.

Мы смогли попасть к нему на прием и имели с ним беседу. И вот тогда Л.В. Шапошникова просто поразила меня своей способностью воздействовать на людей, направлять разговор в определенном русле, заставлять их действовать в нужном ей направлении. Она вела себя как талантливый дипломат. Она повернула разговор так, что в эту же встречу смогла быстро склонить Угарова к мысли о создании общественного музея, и выступить против О.В. Румянцевой.



Далее эти события развивались своим чередом, без моего участия. И немного позднее я приняла участие в работе рождавшегося Советского фонда Рериха. Я была участником учредительной конференции, которая проходила в фонде Культуры на Суворовском бульваре, запомнила Р.М. Горбачеву, которая отказалась от почетного председательства, но обещала всяческую поддержку фонду. Там выступал Б.А. Смирнов-Русецкий, предупреждая быть осторожным в выборе форм работы общественного музея, идея которого не всех привлекала из числа участников этой конференции.



Учредителями стали Советский фонд Мира, Советский фонд культуры, Союз писателей СССР, газета “Советская культура”, Академия художеств СССР, Музей народов Востока, Госкомпечать СССР, журнал “Иностранная литература”, издательство “Иностранная литература”, издательство “Прогресс”, Союз художников СССР, Всесоюзная Ассоциация востоковедов АН СССР. После этого Л.В. Шапошникова стала подыскивать особняк для фонда.



С этого момента мы стали работать с Людмилой Васильевной, я была председателем ревизионной комиссии, фактически поставлена самой Л.В. Шапошниковой, и считалась близким ей человеком. И вот здесь я увидела ее совсем с другой стороны и была просто потрясена этим. С первых дней в фонде стал быстро исчезать дух общественности. Был установлен жесткий, авторитарный стиль руководства, хуже чем в так нелюбимых нами госучреждениях. Людмила Васильевна вела себя грубо, авторитарно-административно, у нее был какой-то тиранический и при этом просто фельдфебельский тон обращения с людьми. Вместо того чтобы наладить работу фонда, сформировать творческий слаженный коллектив, она не считалась с ним нисколько, грубо выбрасывала людей с работы, проводила тотальные кадровые чистки. Она могла уволить людей целыми группами только за то, что они были приведены в фонд не ею, а кем-то другим.



Мне это казалось настолько диким, жестоким и несправедливым, и я никак не могла все это совместить с тем моим представлением о ней как о духовном Гуру, человеке продвинутом, возвышенном, которым Людмила Васильевна представлялась мне к тому времени. Это так разнилось с тем, что завещали нам Рерихи, с тем представлением об образе Учителя, который давался в Агни Йоге, с идеалами человечности, общинности, братства. Это было очень серьезным душевным потрясением для меня. Обстановка в фонде накалялась, Л.В. Шапошникова не только не способствовала развитию уставной деятельности, но и сворачивала уже существующие программы. Она была категорически против того, чтобы перевести весь привезенный архив в компьютерные копии, сколько ей ни предлагал Р.Б .Рыбаков. Из-за всех этих разногласий Р.Б. Рыбаков и ушел из фонда. Был изгнан и С.Ю. Житенев. Таким образом, из трех доверенных лиц С.Н. Рериха осталась одна она. Разве это не означало ликвидацию и ее полномочий?



Ни я, ни другие сотрудники фонда не могли понять того, что вообще получалось с привезенным архивом. По прибытии в Союз он не принимался ни по списку, ни какой-либо комиссией. Два чемодана с наиболее ценными вещами Л.В. Шапошникова увезла из аэропорта к себе домой. Вначале можно было это оправдать, ведь неизвестно, что и как будет храниться, но эта неразбериха продолжалась еще очень долго. Ничего не было заинвентаризировано, ни запротоколировано, и очень долго находилось в таком состоянии. Мы не знаем, что и в каком количестве первоначально было привезено. Потом какая-то работа с наследием шла, этим занималась опытный музейный работник Татьяна Георгиевна Роттерт, но это было потом, а первоначально должна была бы быть создана какая-то компетентная, широкая, полномочная комиссия. Вот такого не было сделано.



Отказавшись перевести архив в компьютерные копии, практически не допуская до него исследователей, Л.В. Шапошникова получила приоритетное право пользования рукописями, дневниками, и таким образом, неограниченное поле для научной, творческой деятельности единолично, чем успешно и воспользовалась.



Работа нашей ревизионной комиссии подвергалась сильнейшему прессингу с ее стороны. Стоило мне ввести в состав комиссии независимого, профессионального юриста, тут же разрастался сильнейший скандал. Она пыталась контролировать все, используя для этого лояльных ей людей. В деловой хватке Людмиле Васильевне трудно отказать, стоило нам высказать мысль о том, что то или иное положение не соответствовало каким-то нормам, она тут же мчалась, по каким-то особым каналам оформляя эти поездки, в Индию и возвращалась уже с подписанными нужными ей документами.



В условиях развала советского государства, неразберихи, которая царила в то время, наша работа не имела дальнейшего хода. Но Л.В. Шапошниковой тем легче было закрыть фонд. Это было более похоже на разгон фонда, потому что все было сделано без соблюдения элементарных, необходимых юридических форм. Без проведения отчетной конференции с отчетом Бюро, Правления и Ревизионной комиссии, без работы ликвидационной комиссии. Она самовольно через некоторое время зарегистрировала новую организацию – МЦР.



Александра ЮФЕРОВА, искусствовед, председатель ревизионной комиссии бывшего Советского фонда Рерихов.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания, письма
СообщениеДобавлено: 08 фев 2014, 17:08 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 03:08
Сообщений: 1482
Из воспоминаний Л.С.Митусовой о последних пребываниях С.Н. Рериха в Москве

Л.С.Митусова писал(а):
О последнем приезде Светика я рассказывала Рените Андреевне Григорьевой в Москве. Всё, что с ним связано, она знает прекрасно. Международный Центр Рерихов просит меня послать воспоминания о Святославе к его юбилею. Какие-то воспоминания в развёрнутом виде я, конечно, могла бы и послать. Но следующее воспоминание, конечно, нет, ведь в нём я пишу о том, как изолировали Святослава от истинно близких людей, как «окружила» его Л.В. Шапошникова и её компания.

Когда Святослав посещал Россию в последний раз в ноябре 1989 года, он был только в Москве. Обычно о приезде Святослава мне сообщали сразу. Я имела возможность видеться с ним, когда была в Москве или когда он был в Ленинграде, почти ежедневно. В гостиницах, где он останавливался, с разрешения Святослава я получала пропуск сразу же, даже тогда, когда он кого-нибудь принимал или был занят. В этот же последний приезд я узнала о его прибытии в Москву лишь через день, может быть, даже через два дня после того, как он прилетел из Дели. Сразу же я позвонила из Ленинграда Шапошниковой. На мой вопрос о приезде Святослава и месте его пребывания, Людмила Васильевна ответила: «Позвоните мне дня через три. Надо спросить у Святослава Николаевича, хочет ли он встречаться с Вами». Я повесила трубку.

На другой же день утром мне позвонила сама Людмила Васильевна и сказала, что Святослав хочет со мной встретиться. В этот же день вечером я выехала в Москву.

Мне назначено место встречи. У станции метро (к сожалению, не помню, какой), в такое-то время. Стою. Жду. Подъезжает правительственная машина. Встреча со Светиком и Девикой состоялась!

На этот раз он остановился не в гостинице, а на правительственной даче на Ленинских Горах. Ворота охранялись… О тяжёлых для меня моментах я и рассказывала Рените Андреевне при последней встрече в Москве.

Когда звонила Святославу часов в десять утра, мне отвечали: «Святослав Николаевич занят, у него посетители». Кто брал трубку, я не знаю, но это была не индийская секретарша Святослава Мэри Пунача, приехавшая с ним. На мой вопрос при встрече, почему его не подзывают к телефону, он ответил: «Звони мне в 7–8 часов утра, пока их тут никого нет». Со следующего дня я могла говорить с ним по телефону.

После одного из публичных выступлений Святослава, мы, как обычно, поехали с ним на машине на дачу. А там опять незнакомые мне люди. В холле много народа. Из тех, кого раньше знала при «старом» окружении, был Ростислав Борисович Рыбаков. Побыть наедине со Светиком не удалось бы.

Святослав собрался пойти к себе наверх помыть руки. И я при всех смело говорю: «Покажи мне свои апартаменты». – «Да-да. Идём!» Наверху мы откровенно поговорили обо всём, но недолго. Он мне показывал на какие-то кнопки и закрывал рот перстом, намекал, что возможно подслушивание.

В течение двух-трёх дней я ездила с ним выбирать здание для музея Рериха в Москве. Вероятно, это мне было разрешено «новым» окружением Святослава.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания, письма
СообщениеДобавлено: 08 фев 2014, 17:09 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 03:08
Сообщений: 1482
Выдержка из интервью Сазановой,
известного индолога и близкого друга С. Рериха:

Сазанова писал(а):
"Последняя встреча была в Бангалоре. Грустная встреча, потому что Святослав уже практически не видел. Он чувствовал себя после первой операции плохо. Я восхищалась Адити Васиштхой. Каждый вечер, несмотря ни на какую погоду, несмотря на сопротивление Девики, она приходила, садилась рядом с ним, брала его за руку и медитировала. Ему становилось легче. Он по рукам определял, кто пришел. Когда я приехала, он положил руку: «А, это Натали». Я даже поселилась специально в той же самой гостинице «Ашока», в соседнем номере. Вообще-то глупо, что они жили в одной комнате. Это ужасно! Тут же медсестра, Девика всё время в коридоре, у нее очень болели ноги. Такая толчея! Маленький номер, прихожей не было человеческой, две кровати и тумбочка. Я прожила около него тогда недели две. Денег уже больше не было. Поездка очень дорогая. Последние годы вокруг Святослава Рериха было много политики. Даже меня к нему пытались не пускать. Настали другие времена. Посол не пускал. У меня отняли подготовленные вместе с Ольгой Владимировной Румянцевой материалы по открытию государственного музея Рериха в Москве. Я везла их в Бангалор Святославу. Мы всё согласовали в Совете Министров. Еду радостная, думаю — Святославу такой подарок! И вдруг меня встречают Александр Михайлович Кадакин, советник посланник, и с ним еще советник по политическим вопросам. Боже мой, какая честь?! Я ехала как эксперт от Сороса, и со мной были еще два представителя, наши, русские. Они тоже везли Святославу какие-то подарки, хотели с ним познакомиться. И вдруг нас встречают, это что-то подозрительно, чтобы меня так встречали. «Наталья Михайловна надо в посольство». Я, радостная, показываю им документы, какой будет музей Рериха, в великолепном здании. Кадакин отобрал бумаги и положил к себе в карман: «Всё, больше вы не получите». Какую я ему истерику устроила... Потом нас отвели обедать, и пока обедали, у меня перевернули все чемоданы. Они начали следить. Но не учли, что все индологи — это мои мальчики, которых я воспитывала и учила в университете. И один из них предупредил: «Я должен за вами следить». Говорит: «Наталья Михайловна, хочу вам сказать, что вас не пустят в Бангалор. Вот вы доедете до Мадраса, а там даже ваш любимый консул (с которым мы страшно дружили, Вадим Георгиевич Черепов), он вас задержит. И вы вернетесь обратно в Дели, в Бангалор вас никто не пустит». — И действительно не пустили из Мадраса? Из Мадраса нас, конечно, не пустили. Черепов ко мне пришел и прямо чуть не плакал: «Я не могу, я официальное лицо, мне приказано». Там второй мой мальчик пришел и сказал: «Наталья Михайловна, не надо вам садиться на самолет до Бангалора, возвращайтесь в Дели. У вас же есть индийские друзья?» Я говорю: «Есть». — «Пусть они из Дели купят вам прямой билет до Бангалора». И я доехала до Бангалора. В то время к Святославу вообще уже никого не допускали, чтобы он не узнал, что в Москве вытворяют. Еще до болезни он меня спрашивал: «Наталья Михайловна, а если я насовсем приеду в Россию?» Я сказала: «Вы с ума сошли! Что вам делать в этой России? Девика будет по магазинам в сари ходить и стоять в очередях? Вы что?! Какая вам Россия...» Я ему говорила: «Вам судьбы Юрия мало? Ну, приезжайте». — Как же вы из Дели добирались до Бангалора? Я же президент Индийской Академии всё-таки, взяла билеты и полетела в Бангалор. И там было очень интересно. Прилетела, вхожу к Святославу, он говорит: «А мне сказали, дорогая, что вы не прилетите. Я так расстроился... Мне только что звонил Кадакин». И вижу, с ужасом, что он набирает номер Кадакина и говорит: «А она у меня!» Но они уже ничего сделать не могли, я не подлежала компетенции посольства. Я же профессор университета. После смерти Святослава Рериха я попала в его бангалорское имение, в Татгуни, хотя оно и было закрыто. Пришла, поговорила с полицейским, и меня пропустили. Печальное зрелище. Озеро высыхало. Но надо было побывать на могиле у Святослава и Девики. Сейчас уже саркофаги построили, мраморные. Говорят, там будет музей"...
Апрель, 2004


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания, письма
СообщениеДобавлено: 08 фев 2014, 17:14 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 03:08
Сообщений: 1482
Любопытные воспоминания Бибиковой Г. И.:
Бибикова Г.И. писал(а):
«Мастер-Банк»
Как-то Борис Ильич сообщил, что он намерен создать свой банк. Это требует время. Так будет больше доверия и со стороны властей, и мы все будем неуязвимее в борьбе против черномырдинского постановления. Единственное, что его волновало, это возражения Надежды. Она боится за него, время бандитское. Риск есть всегда, подумав, решили мы, и Надежда это тоже понимала не хуже нас.
В один из декабрьских дней раздался звонок. Скороговоркой Борис Ильич сообщил, что через полчаса сдает документы на регистрацию банка. Назвал он его в унисон одному из уже существующих, то ли «Московских», то ли «Кремлевских курантов».
- Так проще привлечь клиентов под уже раскрученный бренд,- мотивировал он.
- Нет! Ни в коем случае! - горячо стала возражать я. - Банк должен иметь другое название. Какое? Пока сходу не могу вытащить из памяти. Дайте время.
- Хорошо. В вашем распоряжении полчаса. Сейчас вам позвонит Надежда, и вы решите этот вопрос.
А я, как на грех, в этот момент выполняла срочное распоряжение Л.В. Просить об отсрочке, значит очередной раз навлечь гнев и на себя, и на Бориса Ильича, и испортить дело, потому пришлось все делать параллельно. Тут же позвонила Надежда.
- Надежда, возьмите энциклопедию. Откройте ее на букве «М». Ищите слово созвучное нам.
- «Манас».
- Нет.
- «Монада».
- Нет. Ребята, ну-ка быстро, - обратилась я к Наташе Поповой, Крампу, Розенденту, приехавшему к нам за книгами из Калининграда. - На букву «М», как мы называем Учителя.
- Великий Владыка Мория, - ответил кто-то из них.
- Еще!
- Ма -, Мастер, - выпулил Розендент.
-Надежда, пишите, «Мастер»!»
Так это событие вошло в историю.
«Мастер-банк». Уже пятнадцать лет этот банк стоит и созидает вопреки натискам вражеских сил, под неусыпным Всевидящим Оком.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания, письма
СообщениеДобавлено: 08 фев 2014, 17:36 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 03:08
Сообщений: 1482
ЕВА писал(а):
На форуме СВ в теме "МЕДИАТЕКА" есть подтема "Архивные видеозаписи голосов Рерихов".
В записи от 20 ноября 1989 года http://www.ay-forum.net/viewtopic.php?p=22078#p22078
С.Н.Рерих отвечает на вопрос В.А.Набатчикова, тогдашнего директора ГМВ, о дальнейшей судьбе картин

В.А.Набатчиков – У меня такой вопрос: какова дальнейшая судьба этих работ? Выставки?
(15 мин. 21 сек. аудиозаписи)
С.Н.Рерих – Она будет показана здесь, она будет показана, может быть, где-нибудь поблизости и затем постепенно, постепенно работы эти, я думаю, перейдут в собственность музея.
В.А.Набатчиков – Это очень важно для дальнейшей жизни музея.
С.Н.Рерих – Да. Кроме одной-двух, может быть, картин, которые будут изъяты и посланы в Индию. Вот.
В.А.Набатчиков – Это Ваше пожелание?
С.Н.Рерих – Хорошо.
О.В.Румянцева – Спасибо Вам!
В.А.Набатчиков – Спасибо! Мы музейные люди государственного музея искусств народов Востока, мы ценим...
О.В.Румянцева – Главное, мы умеем их выставлять. Не хотелось бы, чтобы они попали в случайные руки.
С.Н.Рерих – И мы тоже. Мы ценим, вот именно. Мы ценим Ваше отношение, Ваши добрые слова. Я уверен, что они останутся в достойных руках и будут нести свои добрые пожелания всем тем, кто их увидит… Э-э-э… Это что, Вы стараетесь записать?
О.В.Румянцева – Это наш корреспондент… Ей же надо.
В.А.Набатчиков – Само название важно – Государственный музей искусства народов Востока.
С.Н.Рерих - Да.
В.А.Набатчиков - Это значит, что мы представляем государство.
С.Н.Рерих – Конечно.
В.А.Набатчиков – Мы Вам обещаем, что будем хранить эти вещи.
С.Н.Рерих – Спасибо Вам. Я в этом уверен, что Вы это так и сделаете, поэтому будет, как я сказал. Выделим несколько вещей, которые перейдут в Индию и, затем, остальные могут найти пристанище здесь, у Вас.


Цитата:
Запись 20 ноября 1989 г. в мемориальном кабинете Н.К. Рериха в Государственном музее Востока.

Присутствовало около 18 человек, в том числе директор музея В.А. Набатчиков, зав. кабинетом Рериха О.В. Румянцева, профессор МГУ член комиссии по культурно-художественному наследию Н.К. Рериха, Н.М. Сазанова, Ген.секретарь Сов.Фонда Рериха С.Ю. Житенев, зав. отд. Н.К. Карпова, корреспондент газеты “Правда” Екатерина... и др.

Все сидят за столом, подан чай.

В.А. Набатчиков - Произносит приветственные слова. Дарит фото, говорит, что снимал сам.

С.Н. Рерих - Я очень рад встретиться с вами. Фотографии будут памятью о нашем посещении. Очень часто любительские лучше профессиональных. Прекрасно.

(Директор дарит медаль)

В.А. Набатчиков - Мы хотим подарить Вам медаль - Государственному музею Востока исполнился 71 год.

С.Н. Рерих - Спасибо. Во всяком случае она ... Очень неплохо.

Н.М. Сазанова - Здесь - Святослав Николаевич Рерих!

С.Н. Рерих (смеется) - я? Очень хорошая.

В.А. Набатчиков - Тут написаны Ваши слова - следующее: “Будем всегда стремиться к прекрасному”.

С.Н. Рерих - Это девиз. Правильно.

Н.М. Сазанова - Вот под этим девизом мы будем жить.

С.Н. Рерих - Спасибо. Видите ли - Аристотель всегда говорил: “От красивых образов мы перейдем к красивым мыслям. От красивых мыслей — к красивой жизни. От красивой жизни - к абсолютной красоте”. То есть тогда уже, две с половиной тысячи лет тому назад, люди думали и ясно сформулировали мысли.

Н.М. Сазанова- Очень ясно.

С.Н. - Очень ясно. Наша задача только помнить это.

(Шум за чаем).

В.А. Набатчиков - Ваша выставка, которую Вы нам любезно предоставили - 282 работы - здесь уже больше 10 лет. Эта выставка только за последние полтора года побывала в Сухуми, Сочи, Батуми, на Камчатке и в других местах.

О.В. Румянцева - На Камчатку выставка летела на самолете космонавтов. Мы прилетели и развернули эту выставку в одну ночь. Выставка была открыта четыре дня и за это время ее увидели пять тысяч человек.

Со всех концов Камчатки приезжали. И так же мы ее за одну ночь сняли и самолетом увезли в Москву. Там была такая книга отзывов, такие были благодарные слова! Они писали, что “первый раз за все существование Камчатки к нам привезли настоящее искусство”.

С.Н. Рерих - Спасибо. Спасибо. Мы очень счастливы от Вас это услышать и будем надеяться, что будет и повторное явление.

О.В. Румянцева - Сейчас выставка находится в Калининграде, где открыты два общества Рериха. Калининград - бывший Кенигсберг на Балтийском море. Там сделали прекрасное дополнение к выставке - книги Живой Этики, открытки из Швейцарии - очень красиво все выглядело.

(С.Н. все переводит Девике и своему секретарю, Мэри Пунача).

О.В.Румянцева - Так, еще фотографии можно вручить? Святослав Николаевич, у нас прошла очень интересная конференция - за три дня прочитано тридцать семь докладов - один лучше другого. И на этой конференции были сделаны фотографии - вот Гунта Рудзите, это - Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий, вся публика, которая это слушала -великолепные в зале были люди. А вот снимок “в кулуарах” - всех Вы знаете, это все Ваши друзья. А это снимки, как все это происходило - с докладчиками. Три полных дня шла конференция, она была очень интересной. А эту фотографию Вам просила показать Таня Калугина - это дача в Сортавалах, которую посещал Николай Константинович. Сейчас из нее будут делать маленький рериховский центр - пополам с финнами. Это построил очень известный финский архитектор и финны поставили условие, чтобы освободить это здание от санатория, чтобы там было какое-то культурное учреждение;

предложили там открыть Центр Рериха. И сейчас этот дом будут реставрировать совместно с финнами. А вот это передает Вам училище им. Серова, которое Вы посещали. Здесь фотографии Вашего посещения и пригласительный билет - училищу 150 лет. Они понимают, что приехать Вы, наверно, не сможете, но пригласительный билет - это Вам на память. Вот на фото директор училища и стенд, посвященный Вашему посещению. Когда была у нас конференция, мы все подписали документ, что мы поддерживаем просьбу училища переименовать его в училище имени Рериха. На этот документ поставили подписи все, присутствовавшие на конференции.

С.Н. Рерих - Да. И чем это кончилось?

О.В. Румянцева - Только что подан этот документ. Это зависит от Совета Министров. И, если Вы будете встречаться с какими-то высокими лицами, Вы присоединитесь к этой просьбе, потому что Николай Константинович возглавлял это училище много лет, и это было бы очень справедливо сейчас, когда училище отмечает 150 лет.'

А это Вам просила передать очень милая девочка. Она дарит Вам эту книгу, но не просто - здесь изображена Тайная Вечеря. Девочка нож перерисовала в цветочек, чтобы не было зла на земле. И она так верит в это, и поэтому она хотела, чтобы эта книга побывала в Ваших руках - даже, если Вы не захотите ее унести, то хотя бы ее посмотреть.

А это (вместо закладки в книге) - каталог выставки Смирнова-Русецкого. Он очень хотел Вас повидать, но никак проникнуть к Вам не мог. Он уезжает в Бельгию на днях - его пригласили с выставкой. Он очень много выставляется по

---------------------------------------

Училище получило имя Н.К. Рериха.

всем городам - его очень любят, его выставки пользуются огромным успехом.

Вот это я кладу сюда, чтобы Вы помнили о Борисе Алексеевиче. В.А. Набатчиков - А когда он улетает? О.В. Румянцева - Завтра или послезавтра - в пятницу. Сегодня он занят

паспортом и упаковывает картины. Он очень хотел с Вами повидаться. С.Н. Рерих- А сколько времени он будет отсутствовать? О.В. Румянцева - В Брюсселе он будет около двух недель. М.Н. Сазанова - Он сегодня мне звонил, что будет, наверное, две недели в Брюсселе.

С.Н. Рерих - Передайте ему мой самый сердечный привет.

Н.М. Сазанова - Да, надо устроить встречу до отъезда, он был единственный, кто знал Николая Константиновича и Елену Ивановну.

В.А. Набатчиков - Святослав Николаевич, должен Вам сказать следующее: это счастье для тех, кто видел эти 282 картины в Государственном музее Востока.

С.Н. Рерих - Ну, слава Богу.

В.А. Набатчиков - Я думаю, что у этих работ хорошая дальнейшая судьба - их увидят русские люди, советские люди, в Прибалтике, в Сибири. Хотелось бы знать Ваши предложения по поводу передвижения выставки. Много заявок.

О.В. Румянцева - Просто толстая папка заявок, подписанных всеми высокими лицами этих городов.

С.Н. Рерих - Прекрасно. Прекрасно.

В.А. Набатчиков - У меня такой вопрос: - Какова дальнейшая судьба этих работ? Выставки?

С.Н. Рерих - Она будет показана здесь, она будет показана, может быть, где-нибудь поблизости и затем постепенно, постепенно работы эти, я думаю, перейдут в собственность музея.

В.А. Набатчиков - Это очень важно для дальнейшей жизни музея.

С.Н. Рерих - Вот. Да. Кроме одной-двух, может быть, картин, которые будут изъяты и посланы в Индию. Вот.

В.А. Набатчиков - Это Ваше пожелание?

С.Н. Рерих - Хорошо.

В.А. Набатчиков - Спасибо!

О.В. Румянцева - Спасибо! Главное - мы умеем их выставлять. Не хотелось бы, чтобы они попали в случайные руки.

С.Н. Рерих - И мы тоже. Вот именно. Мы ценим Ваше отношение, Ваши добрые слова. Я уверен, что они останутся в достойных руках и будут нести свои добрые пожелания всем тем, кто их увидит.

В.А. Набатчиков - Само название важно - Государственный музей искусства народов Востока.

С.Н. Рерих - Да.

В.А. Набатчиков - Это значит, что мы представляем государство.

С.Н. Рерих - Конечно.

В.А. Набатчиков - Мы Вам обещаем, что будем хранить эти вещи.

С.Н. Рерих - Спасибо Вам. Я в этом уверен, что Вы это так и сделаете, поэтому будет, как я сказал... Выделим несколько вещей, которые перейдут в Индию и, затем, остальные могут найти пристанище здесь, у Вас.

О.В. Румянцева - Святослав Николаевич, произошла еще одна удивительная вещь, может быть она Вас порадует. Когда шла конференция, было очень много разных событий, других встреч. И так получилось, что когда приехали в большом количестве зарубежные гости, приглашенные литературной комиссией по наследию Рериха, то они обратились к нам с просьбой, а это был выходной день в музее - открыть музей и показать им нашу выставку и кабинет. И впервые за много лет Валентин Митрофанович Сидоров переступил порог нашего кабинета. И Вы знаете, мы так поняли, что, когда он занялся уже общественно-политическим направлением Ассоциации “Мир через культуру” — сотрудничество стало возможным. У нас были теоретические споры, что он что-то не так делает, а когда уже каждый занимается своим делом и профессионально, споры убираются. Это была удивительная вещь, когда мы подали друг другу руки.

Н.М. Сазанова - Вам приятно это единение?

С.Н. Рерих - Видите, всякая дружба всегда нужна, полезна и всегда приветствуется.

О.В. Румянцева - Это еще не дружба, но начало какого-то делового сотрудничества. Это правильнее.

С.Н. Рерих - Начало пути единения.

О.В. Румянцева - Потому что огромное количество людей, которые кинулись в эту Ассоциацию “Мир через культуру” - хорошие, светлые люди, и они о наших теоретических спорах не знают. Мы сами между собой разберемся, кто прав, кто виноват в своих писаниях, а в принципе надо быть вместе.

В.А. Набатчиков - Ольга Владимировна, я полностью с Вами согласен. Мы сейчас создаем Рериховский Фонд. Будет Центр Рерихов. И любые проявления Ваших взглядов, Ваших мыслей, Ваших чувств, любые формы, я думаю, они приняты. Музей, встречи, конференции.

С.Н. Рерих - Да, пусть будет все. Самое главное - оно должно быть живым, все время, постоянно, должно быть что-нибудь такое, как выставки там или собрания, посещения.

О.В. Румянцева - Мы мечтаем, чтобы все было вот здесь. Это фотографии, которые Вам везла Наталья Михайловна.

С.Н. Рерих - Да.

О.В. Румянцева - Но не довезла их. В Индии как-то там их изъяли. Потеряли. Вот. Это - прекрасная Неглинка, причем у нас есть люди, которые к весне отреставрировали бы это здание полностью - 8 тыс. кв. м. Это зарубежные наши спонсоры. Наталья Михайловна о них Вам расскажет. И вот здесь огромная могла быть галерея, потому что мы планировали показ не меньше пятисот работ одновременно, и тут же должен быть центр, где будут и детские кружки и юношеские студии, и “Мир через культуру” - большой институт - все должно быть в этом здании. Если сюда войти - там мавританский дворик и внутри второй двор.

С.Н. Рерих - Хорошо.

В.А. Набатчиков - Завтра будет совещание у мэра Москвы. В принципе мне обещали дать все письма по зданию, тогда будет видно.

Н.М. Сазанова - Прекрасно, это чудесно.

В.А. Набатчиков — Я считаю, что у Рериховского Центра должно быть отдельное здание.

С.Н. Рерих - Да, лучше Центру иметь отдельное здание.

В.А. Набатчиков - Может быть не такое большое.

О.В. Румянцева - Нам надо большое - для галереи.

В.А. Набатчиков - Если нам дадут 4 тыс. кв. м - слава Богу. А рериховский центр получит какое-нибудь другое здание.

Н.М. Сазанова - Святослав Николаевич, есть такая организация - она называется “Культурная инициатива”, и там я провела переговоры, поскольку я являюсь там главным экспертом - я провела переговоры с Соросом, и приезжал такой известный деятель Куль, друг Коля, они согласны взять на себя, если согласятся все остальные, полностью реставрацию, и полное оборудование по настоящему, по Вашему желанию при помощи любой фирмы - австрийской, финской, какая Вам понравится - полную отделку этого здания под музей. И мы решили, что магазин “Ноты” (в этом здании) не помешает. Там можно все оставить и сделать центр восточной и западной музыки. Там дивный мавританский дворик - можно сделать с фонтаном, и в принципе есть такая договоренность, - каких-либо проблем особых, в общем-то, нет. Они к весне хотели сделать так, чтобы Вы, приехав, разрезали бы ленточку.

С.Н. Рерих - Я, знаете ли, всегда избегаю резать ленточки. Наоборот, я всегда эти ленточки собираю и отдаю владельцу, чтобы в будущем они могли бы ими пользоваться. Вот.

Н.М. Сазонова - Поэтому Вы сможете увидеть это здание не только на картинке.

С.Н. Рерих - Хорошо. Увидим. Увидим.

Н.М. Сазанова - Все исключительно от Вашего желания. Как Вы захотите. Если Вы позволите мне высказать свое соображение, я тоже выскажусь. Меня очень беспокоят какие-то... Вы всегда мне говорили, что все должны объединиться и действовать всем вместе.

С.Н.Рерих- Да.

Н.М.Сазанова - Рука об руку, Святослав Николаевич.

С.Н. Рерих - Это несомненно.

Н.М.Сазанова - Делить нам в этой жизни совершенно нечего.

С.Н. Рерих - Но все думают, что у них есть нечто, что можно поделить между собой.

Н.М.Сазанова - Я - человек совершенно нейтральный, я в университете преподаю и мне вообще ничего не надо, только видеть Вас. Вот я хочу Вам сказать, мне кажется, что отделение какого-то офиса от музея, опять - вы понимаете, у нас так много всяких офисов, но очень мало мест там, где работают. Мы умираем от большого количества этих самых заведений, надо чтобы Центр Рериха был живой, как Вы говорили.

С.Н. Рерих - Да, конечно.

Н.М.Сазанова - Надо, чтобы детский центр и картинная галерея - все было бы вместе, чтобы люди шли в одну точку.

В.А. Набатчиков -_Ради Бога, извините, пожалуйста, мы уже говорили, что рериховское дело - это живое дело.

С.Н. Рерих - Должно быть живым делом, я уверен, найдутся точки соприкосновения, и как лучше все это сделать... Для этого мы должны...

В.А. Набатчиков - Я думаю жизнь подскажет, как сделать, как разобраться.

О.В. Румянцева - Лучше Святослав Николаевич сам решит, как сделать.

С.Н. Рерих (смеется) - Он поможет. Он поможет.

О.В. Румянцева - Мы надеемся на это, Святослав Николаевич.

С.Н. Рерих - Да. Пойдем по выставке.

О.В. Румянцева- Хорошо.

С.Н. Рерих - Посмотрим.

Н.М. Сазонова - Я забыла передать, что студенты университета Вас благодарят за прекрасную речь и, если можно, просят встретиться еще раз.

С.Н. Рерих - Передайте мою благодарность им и скажите, что я с удовольствием с ними встретился.

В.А. Набатчиков - Можете взять интервью у Святослава Николаевича.

Катя (кор. из газеты “Правда”): - Святослав Николаевич - Вы посмотрели выставку, экспозицию - скажите, пожалуйста, свое мнение, свои пожелания.

С.Н. Рерих - Я думаю, что экспозиция развернута удачно. Я уверен, да, она принесет много радости всем людям, которые смогут ее увидеть. Экспозицию, как мы знаем, трудно развертывать в большом масштабе. Но, в данном случае, я должен отдать справедливость всем тем, кто в этом участвовал, что они прекрасно справились с этой задачей и представили нам прекрасную экспозицию. Будем надеяться, что может быть еще какие-то новые вещи пополнят это собрание. Но уже и так здесь довольно много материала. Спасибо вам всем за то, что вы с таким интересом следили за этим, помогали этому делу и желаю Вам всего самого светлого и радостного, удачи в жизни.

Катя - Вам здоровья желаем.

С.Н. Рерих - Главное - это мы должны стремиться к чему - к удаче, которая впереди каждого из нас. Я уверен, что каждые из нас найдут в жизни что-то особенно прекрасное, особенно нужное и необходимое, вот. Спасибо вам всем за ваше участие, за желание помочь в этом деле и за вашу работу здесь.

О.В. Румянцева - Сейчас выставка в Калининграде, после этого она пойдет в Челябинск, в Сибирь.

С.Н. Рерих - Хорошо.

О.В. Румянцева - Там тоже любят творчество Рериха. Сейчас очень мало городов, где нет обществ Рериха. Они все приезжают сюда, спрашивают совета, чем и как заниматься.

С.Н. Рерих - Ну вот, позвольте всех вас поблагодарить от всего сердца и, надеюсь ...

(Девике завязывают ленточкой ее шоколадки).

Н.М. Сазанова - Еще раз благодарю за университет. Почаще бы Вам встречаться с молодежью, чтобы Вы давали им духовный импульс, вот ведь что. Они страшно ждут этого.

О-В. Румянцева - Как только узнали, что Вы приехали в Москву, отовсюду приехало множество людей. Когда узнали, что встречи в музее нет и не будет, все шли сюда, в мемориальный кабинет. Я принимала по 30 человек в день.

С.Н. Рерих - Прекрасно!

О.В. Румянцева - Приехали специально из других городов, чтобы Вас увидеть.

С.Н. Рерих - Спасибо, дорогая моя.



Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания, письма
СообщениеДобавлено: 10 фев 2014, 22:35 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 03:08
Сообщений: 1482
Цитата:
DANIEL ENTIN



319 West 107 Street

New York NY 10025

25 ноября 1996 г.

Д. ЭНТИН - Л. ШАПОШНИКОВОЙ

Дорогая Людмила!

Я долго не отвечал на Ваш факс с текстом Вашего ответа на мой доклад на конференции. Не отвечал я потому, что ждал получения не только текста от Вас, но и того, что говорилось Вами непосредственно на конференции и было записано на магнитофон, а затем на бумаге - дословно. Сейчас у меня есть оба текста, и разница между ними говорит о многом.

Для меня остается полной загадкой, почему Вы решили атаковать меня публично, - без всяких видимых к тому причин? Ваш ответ на мой доклад был именно атакой, а не разумным, рациональным ответом. В Ваших комментариях было много утверждений, с которыми я могу спорить, - но это не имеет смысла. Вы добились своей цели - устроить мне "разнос" на конференции. Очень жаль, ибо тем самым был разрушен мост дружбы, соединявший нас в течение четырнадцати лет. Даже когда между нами были разногласия (а такое случалось часто), и даже когда Вас выгнали из своего дома Кэтрин Стиббе и Ингеборг Фричи, наши старейшие и важнейшие члены Совета директоров, - даже тогда я принял Вас в Музее как друга и коллегу, работал с Вами, предоставил в Ваше распоряжение все, что Вы хотели, из наших архивов.

И вот сейчас Вы искажаете и перевираете сказанное мной, чтобы напасть на меня. Почему Вы заявили, что удивлены моим отсутствием на "круглом столе"? Почему Вы намекнули присутствующим, что я как бы постарался избежать этого? Вы прекрасно знали заранее, что я не смогу присутствовать, - за несколько часов до этого я предупредил Вас, что у меня был билет на самолет в Самару именно на время, в которое собирался "круглый стол".

Почему Вы настаивали на русском гражданстве Рерихов после революции, прекрасно зная, что такой статус в то время уже не существовал? Существовало только советское гражданство, и Вы это знаете. Вы знали, что документ, на который Вы ссылались как на выставленный в Вашем музее, и другие документы из Ваших архивов, называли Рерихов "русскими" только потому, что в то время Советский Союз не был признан международно, и всех беженцев тогда называли "русскими". После установления Советского Союза на международной арене и его признания другими странами существовало только Советское подданство. И Вы знали, что этого подданства у Рерихов не было, и что в 1926 г. Чичерин настаивал на том, чтобы Рерихи приняли советское гражданство, но они отказались, - как я и рассказал об этом. Заявлять, что они всегда были Русскими гражданами, - а это строго юридический термин - а не русскими в душе, по крови, по духу, что правда, - это просто абсурд!

Вы решили напасть на мои "интерпретации", и в то же время игнорируете тот факт, что большая часть из сказанного мною подтверждается документами и прямыми цитатами. Вам следует помнить, что, в отличие от вас, у нас существует долгая и обширная устная история, сопровождающая Учение. В этом отношении сами Рерихи оставили огромное наследство: дневники (как их самих, так и их учеников), большое количество корреспонденции (многое из этой переписки у вас есть, но многого и нет), и многое из того, что они говорили своим ученикам устно, что позже было передано нам.

Вы можете спорить с тем, что я говорил, но Вы не имеете права и не должны обвинять меня в невежестве, как Вы сделали. Комментарий Рерихов против национализма я процитировал из дневников З.Г.Фосдик, а она его описала так, как ей было сказано, когда они вместе были на Алтае, и термин "национализм" использовали как Рерихи, так и Зинаида Григорьевна.

Вы обвиняете меня в выступлении против любви человека к своей стране, когда я совершенно ясно утверждал как раз обратное. Вы прекрасно знаете, что любить свою страну - хорошо, но когда кто-то начинает верить, что его страна лучше всех прочих, национализм - семя проблем - посеяно. А ведь многие из ваших докладчиков именно так и выступали: "Россия - лучше всех других стран", "Россия - наиболее духовна", "Миссия России - спасти мир, и только Россия может спасти мир". Один профессор даже составил план духовной диктатуры, которая вдохновила бы весь мир на подражание России. Вы и с этим согласны? Если нет - критиковали ли Вы его? Критиковали ли Вы женщину, утверждавшую, что над Москвой существует защитная аура, которая спасет ее, когда все другие города будут разрушены? Спорили ли Вы с женщиной из Италии, которая, в угоду Вам, сказала, что никто на Западе не знает о Рерихах? (Когда я на следующий день вызвал ее на разговор об этом, она была очень смущена, так как знала, насколько неверно и абсурдно было это ее утверждение).

Вы смеялись над тем, что я говорил, протестуя против заключения людьми самих себя в ящики с ярлыками, которые отделяют их друг от друга. Особенно Вы смеялись над тем, что я упомянул пол как один из таких ярлыков. Однако, Вы прекрасно знаете, что мужской и женский принципы -инь и янь, если хотите, - это силы, отнюдь не являющиеся тем же самым, что мужчина и женщина, хотя в популярном, среднем понимании мужчина и женщина представляют их, потому что мужчине ближе мужское начало, а женщине - женское. Однако, любая клетка Вселенной должна обладать обоими этими началами в себе, внутри себя, во внутреннем балансе, чтобы Вселенная могла выжить и существовать в равновесии. И это - именно то, о чем я говорил. Вы это все прекрасно знаете, - и, тем не менее, высмеяли меня.

Есть еще очень многое, о чем я мог бы с Вами поспорить, но ничего из сказанного мной Вы все равно не примете. Вашей целью была отнюдь не дискуссия, не обсуждение этих идей, - Вашей целью было "разгромить" меня. Было бы очень интересно узнать, почему Вам так сильно этого хотелось?

Дэниэл Энтин, Директор Музея Рериха, Нью-Йорк.



За это сообщение автора Андрей Павлович поблагодарили (всего 3): Юлия Владова (11 фев 2014, 20:51) • Нина (11 фев 2014, 08:52) • ЕВА (11 фев 2014, 00:55)
  Рейтинг: 27.27%
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания, письма
СообщениеДобавлено: 10 фев 2014, 22:59 
Не в сети
Администратор

Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 03:08
Сообщений: 1482
Цитата:
Письмо З.Г.Фосдик к О.В.Румянцевой



6ое Апреля, 1981

Ольге Владимировне Румянцевой.

Государственный Музей Искусства Народов Востока

Москва 107120, ул. Обуха 16



Уважаемая Ольга Владимировна,

Я получила Ваше письмо от 6го Марта на днях и с большим интересом прочла об основании Мемориального Кабинета Н.К.Рериха в Вашем музее. Катрин Кэмпбелл-Стиббе,председательница нашего музея, уже ознакомила меня и всех нас с деталями, относящимися к Мемориальному Кабинету имени Николая Константиновича и Вашим руководством его. А Ваше письмо дополнило детально Ваши планы на будущее.

Как я вижу, Вы собираетесь развить прекрасную интересную деятельность - устраивать доклады и Рериховские Вечера с музыкальной программой, показывать редкие слайды с его картин, имея постоянную экспозицию его картин - все это совершенно в духе нашего музея, имени Н.K. в Америке.

Зная многих Ваших сотрудников лично, я уверена что Ваша деятельность привлечет много сердец, и я заранее радуюсь и приветствую Ваше начинание.

Получив Ваше письмо, я начала собирать материалы для Вас - две лекции нашего куратора Эдгара Лансбери - о Творчестве Николая Константиновича и о творчестве Святослава Николаевича , которые даются ежегодно в нашем музее. Симпозиум о Ник. Конст. и также мою статью о нем, от 78го года.

Вы, вероятно, уже имеете мою краткую Биографию Н.К. выпущенную нами здесь, а также нашу Брошюру о Пакте и Знамени Мира. Возможно, что Вы также имеете ранние книги Н.К. - если К. Кэмпбелл-Стиббе Вам их дала. Почти все эти книги уже давно вышли из тиража.

Было бы желательным получить от Вас список всего того что у вас уже имеется, буду тогда знать, что вам нужно.

Постараюсь заняться этим, когда свободна и постепенно высылать.

Относительно копий с двух, трех писем Н.К. придется дольше поискать, и найти наиболее интересные по духу, а также дающие его мысли о человечестве и о будущем. Как Вы вероятно уже знаете, он говорил пророчески о будущем России.

Воем сердцем приветствую начало - "зерно" будущего музея Рериха и наше с Вами творческое единение.

С сердечным приветом и мыслями от сердца

Очень хорошо помню мое посещение Вашего музея несколько лет тому назад!



За это сообщение автора Андрей Павлович поблагодарили (всего 2): Татьяна Бойкова (11 фев 2014, 13:54) • Нина (11 фев 2014, 08:54)
  Рейтинг: 18.18%
Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 8 ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
cron

 Agni-Yoga Top Sites